Можно 20 лет не знать, что у тебя гепатит

«Можно 20 лет не знать, что у тебя гепатит». Профессор — о болезни и ее лечении

Гепатит С называют ласковым убийцей за его бессимптомность. Проникая в организм, он незаметно творит свои «черные дела», в то время как человек может ни о чем не догадываться.

Профессор Анна Ключарёва, которая изучает вирусные гепатиты более 30 лет, рассказала TUT.BY, кто входит в группы риска, какие пациенты попадают в руки трансплантологов и почему не нужно рыдать в подушку, если гепатит С все же выявляется.

Гепатит С — бессимптомный вирус

— Для начала давайте определим, что такое гепатит С и какими путями он передается.

— Гепатит — это вирусная инфекция из группы так называемых гемоконтактных инфекций. То есть, чтобы заразиться, нужно иметь контакт с инфицированной кровью.

Пути заражения бывают разные. Гепатит С может передаваться при половом контакте с семенной или вагинальной жидкостью, где имеется невидимая глазом примесь крови. Или при использовании общих инструментов для маникюра, нанесения татуировки, когда они недостаточно простерилизованы.

Потенциально причиной инфекции может быть переливание крови или ее компонентов. Но в Беларуси на самом деле хорошая донорская служба. Мы первыми на постсоветском пространстве начали тестировать доноров на гепатит С и постоянно отслеживаем, чтобы реагенты были качественными. Потому такая вероятность сегодня сведена к нулю.

Риск заразиться в медицинском учреждении существует, как и во всем мире, но он минимален. Если такие ситуации все-таки случаются, они всегда подлежат серьезному расследованию. Случается, вирус передается от мамы к ребенку во время родов, хотя этот путь занимает малую долю.

Сегодня одной из наиболее важных причин заражения является употребление инъекционных наркотиков.

Когда вирус попадает в организм, человек чаще всего не догадывается об этом, потому что гепатит С редко сопровождается желтухой или другими специфическими симптомами, то есть протекает бессимптомно. Поэтому, к сожалению, достаточно часто диагноз ставят уже на стадии выраженного фиброза или цирроза спустя много лет после инфицирования. Такому пациенту уже сложно помочь, в ряде случаев он переходит в руки к трансплантологам.

— Чем гепатит С отличается от других видов гепатита?

— Высоким индексом хронизации. От гепатита А, как и от ОРВИ, пациенты поправляются сами. Им нужно только чуть-чуть помочь, не нужно никакой специфической терапии. От гепатита С самостоятельно, без лечения, поправляется малая доля инфицированных людей.

— Влияет ли гепатит на другие органы, кроме печени?

— Основной мишенью, конечно, является именно печень. Но при этом возможно поражение и других систем и органов, например, кожи, сосудов, почек. Спектр довольно широкий. Бывает и так, что печень может не пострадать, а вот другие органы — могут, причем сильно.

Фото: Дмитрия Брушко, TUT.BY

Количество выявленных больных стоит минимум умножать на два, чтобы получить реальную цифру

— Некоторое время у всех на слуху была проблема ВИЧ-инфекции. О гепатите практически не говорят, если только не появляется громкий инфоповод вроде подозрений о заражении в медучреждении. И тем не менее, каковы масштабы заболеваемости гепатитом С в Беларуси?

Проблема поднималась не раз. С полной ответственностью могу сказать, что инфекционисты объявляли о ней точно так же, как и о ВИЧ-инфекции. У нас существует большое количество документов по выявлению больных гепатитом С, по тактике его лечения. Беларусь — одна из первых стран, которая стала использовать препараты интерферона и рибавирина. Также мы одними из первых начали бесплатно лечить детей от гепатита С.

Говоря о масштабах, стоит помнить, что во всем мире от момента знакомства с гепатитом С прошел немалый период. С одной стороны, за это время накопилось большое количество пациентов с хронической стадией заболевания. С другой стороны, появилось эффективное лечение. Стало очевидно, что проблему можно решать.

— Когда медики поняли, что гепатит С — проблема масштабная?

— Как проблему его обозначили в 1990-х годах. Гепатит С начали активно исследовать, и стало понятно, что он имеет свойство переходить из острого состояния в хроническое. Более актуально проблема звучит на протяжении последних 5−10 лет.

— Какова степень выявляемости гепатита С в Беларуси?

— Безусловно, выявляются не все пациенты. Я даже затрудняюсь назвать цифру, на которую нужно умножать. На 2 — наверняка. В некоторых странах она будет еще больше. Например, в Египте, для которого гепатит — практически национальное бедствие.

У нас ситуация намного благополучнее. Сейчас мы как раз пересчитываем число инфицированных гепатитом С. На данный момент оно достигает порядка 44 тысяч пациентов с хронической формой заболевания. Сейчас очень важно правильно построить максимальное выявление и диспансеризацию этих пациентов, чтобы организовать современное лечение.

— Что вы подразумеваете под формулировкой «правильно построить»?

— Любой инфекционист знает, по каким признакам и с помощью каких обследований он может выявить гепатит С. Главное, чтобы были грамотно написанные документы, в которых будет прописано, кто относится к контингенту риска, кого и в каком объеме нужно обеспечить медицинской помощью в первую очередь.

Так, например, сейчас в процессе утверждения находятся санитарные правила по вирусным гепатитам, документ по диспансеризации пациентов с гепатитом С. В документах обозначены группы риска, среди которых циркуляция вируса самая высокая.

На самом деле делается многое. Главное, не допускать в этом процессе суматохи, а уточнить и максимально улучшить систему оказания медицинской помощи пациентам с гепатитом С.

— Вы упоминали про группы риска. Кого туда можно причислить?

— Первая — медики: они часто имеют контакт с кровью. Вторая — служба крови, те, кто работают с донорской кровью. Третья — люди, которые находятся в заключении, ведь среди них удельный вес тех, кто принимал наркотики, имел беспорядочные половые связи, достаточно высокий. К четвертой группе можно причислить ВИЧ-инфицированных, потому что гепатит В, С и ВИЧ-инфекция передаются одинаковым путем. Пятая — детки, которые родились у мам с гепатитом С. Но у нас хорошо отработана программа по обследованию беременных. Если у будущей мамы выявляется гепатит, ребенка берут на учет. Если диагноз подтверждается, ребенок получает бесплатную терапию. Перечень групп риска на самом деле более обширен.

— Гепатит С — заболевание зачастую бессимптомное, как вы уже сказали. И все же до того как человек обратится в медицинское учреждение, по каким признакам он сам может заподозрить у себя эту болезнь? Что его должно насторожить, обеспокоить?

— Человека может беспокоить слабость, утомляемость, недомогание, кожный зуд, небольшие боли в правом подреберье. Желтуха бывает далеко не всегда и чаще появляется в уже запущенных случаях. Может появиться небольшая сыпь на коже (васкулит), бывают суставные боли. Как видите, клинические признаки обозначены неярко, их может не быть совсем.

«Узнав диагноз, нужно не паниковать, не плакать в подушку и считать, что пришел конец света, а встать на учет к инфекционисту»

— Если человек обнаружил у себя как раз такие признаки, куда ему обращаться, к какому врачу идти?

— У нас есть поликлиническая сеть. Взрослым стоит обращаться к терапевту, детям — к педиатру. Почти во всех медучреждениях есть врач-инфекционист. Эти врачи проведут объективный осмотр. Например, обнаружат, что у того, кто подозревает у себя гепатит, скорее всего, будет увеличена печень. Для него сформируют и рекомендуют дальнейшие обследования.

— Что это за обследования?

— Сначала будут «легкие» варианты. Самый простой тест, который подтвердит или исключит гепатит С, — определение антител к вирусу. Кроме того, биохимический анализ, который позволит оценить функцию печени. По этим результатам врач определит объем и необходимость дальнейших исследований.

— Как диагноз меняет образ жизни человека?

— Для многих это стресс. Гепатит С — заболевание, которое прогрессирует медленно. Это не менингококковая инфекция, не сепсис, где вопрос о лечении нужно решать за считаные часы или даже минуты. Здесь время терпит. Иногда месяц, порой год и даже годы. Если у пациента обнаруживают гепатит С, сначала нужно разобраться, какая у него стадия заболевания. Этим займется инфекционист. Также доктор разберется с вирусологией, какой это генотип вируса, сколько его в организме пациента. Такой подход позволяет поставить точный диагноз, исходя из которого можно заниматься лечением.

— Какие ограничения гепатит С накладывает на жизнь человека?

— Я хочу подчеркнуть: до того как появилось эффективное лечение, люди все равно работали и были успешны. Они не плакали в подушку, а вели точно такую же жизнь, что и раньше, используя методы поддерживающей терапии. Раньше в противовирусной терапии использовались препараты интерферона и рибавирина. Как результат, излечивались около 80% пациентов с третим генотипом вируса и 40% пациентов — с первым генотипом.

Сейчас ситуация выглядит совершенно иначе из-за новой эффективной терапии. На смену инъекциям пришли таблетки, и эффективность терапии уже превышает 95−97%. Поэтому главное — не паниковать и считать, что пришел конец света и надо уйти из семьи. Кстати, заразность в бытовом плане минимальна. Нужно встать на учет к инфекционисту и посоветоваться с доктором о сроках начала терапии.

— Тем не менее существуют определенные «меры предосторожности» в бытовом плане?

— Конечно. Ведь заразна кровь, поэтому нужно избегать ее следов, которые могут стать потенциальной опасностью для другого члена семьи. Маникюрные принадлежности, зубные щетки должны быть индивидуальны. Хотя так должно быть в любой семье. Кстати, родственников, которые живут в одной семье с заболевшим гепатитом С, обследуют тоже.

— Нужно ли предупреждать потенциальных партнеров о том, что у тебя гепатит С?

— Конечно, необязательно держать у себя на шее плакат с надписью «У меня гепатит». Но обеспечить свое поведение таким образом, чтобы никого не инфицировать, — это обязанность каждого больного.

— При соблюдении терапии гепатит С — излечимая болезнь. Есть ли люди, которые сознательно отказываются от лечения?

— Такие люди есть всегда и не только с гепатитом С. Врач должен доходчиво объяснить пациенту, зачем лечить то или иное заболевание и какие могут быть последствия, если его не лечить, а также в каких случаях нужно обращаться к врачу.

— И тем не менее к чему может привести отказ от терапии?

— Все зависит от стадии заболевания. Если она — начальная, то, может быть, сразу ни к чему не приведет. Если конечная, все может оказаться очень плохо.

Гепатит С можно лечить сегодня. Это очевидно. Другой вопрос, что вокруг этого не должно быть ни ажиотажа, ни паники. Государство сейчас озадачено тем, чтобы сделать программу по лечению гепатита С. Нужно определить группы, кому в первую очередь необходима терапия, последовательность лечения, оптимальные схемы. Сделать это должны специалисты.

Еще раз хочу подчеркнуть. Часто у пациента, у которого выявили гепатит С, возникает ощущение, что вирус нужно лечить сию секунду — продавать машину или квартиру и покупать курс препаратов. На самом деле врач существует не только для того, чтобы лечить пациента, но и объяснить, когда терапия может быть отсрочена без вреда для пациента, когда можно подождать, пока лечение белорусскими препаратами станет для него доступным.

— У многих, как известно, есть скепсис к белорусским препаратам.

— Может быть скепсис и к индийским, правда? Но весь мир лечит этими лекарствами ВИЧ-инфекцию, причем успешно. У нас есть Центр экспертиз, который следит за качеством лекарственных средств в Беларуси. Чего точно не стоит делать, так это заниматься самолечением.

Фото: Дмитрия Брушко, TUT.BY

«Человек, который покупает незарегистрированный в Беларуси препарат, очень рискует»

— А некоторые вопреки рекомендациям врача им занимаются?

— Самолечение вредно всегда, особенно при инфекционных болезнях, однако им занимаются. Человек покупает препарат по интернету, там же и консультируется. Но спустя время на всякий случай все же приходит на прием к специалисту, перепроверить или убедиться, все ли сделал правильно, а оказывается — неправильно.

Также встречала случаи, когда человек на первом этапе лечения, ожидая мгновенного результата, отменял себе терапию. Приостановить или отменить терапию без рекомендации врача — это неверный алгоритм.

И стоит учитывать, что есть много других моментов, которые пациент не сможет оценить самостоятельно, сколько бы он ни читал интернет, как бы умен он ни был. Например, как разные лекарства взаимодействуют друг с другом. Либо же насколько совместимо лечение с употреблением кофе, некоторых пищевых продуктов, соков. Также могут быть побочные эффекты, на которые нужно обращать внимание.

Человек, который покупает незарегистрированный в Беларуси препарат, очень рискует. Сейчас как раз работают над тем, чтобы иметь более широкий перечень зарегистрированных лекарств против гепатита С. Тогда не будет рисковать ни доктор, ни пациент.

— Сколько в успехе лечения зависит от пациента и сколько — от врача?

— Я думаю, от врача зависит на 90−95 процентов. Он должен выбрать правильную схему лечения в зависимости от генотипа вируса, от стадии болезни, нагрузки, фона пациента (есть ли у него патология почек, артериальная гипертензия и другое). Именно доктор способен это оценить, не пациент. От пациента зависит вера в то, что он поправится. Он должен правильно принимать препарат, минимизировать токсические моменты во время приема препарата: свести к нулю алкоголь, сигареты, бессонные ночи, ненужную физическую нагрузку.

— Чем может окончиться нелечение или отказ от него?

— Очень многое зависит от индивидуальных особенностей человека. Может развиться цирроз или гепатоцеллюлярная карцинома — рак печени, а может и не случиться осложнений. Ведь для чего лечат гепатит С? Не только для полной победы над ним. Хотя это — в первую очередь. Сегодня есть задача — лечить гепатит С, чтобы избежать прогрессирования. Но не заниматься самолечением, а использовать качественные, сертифицированные препараты в руках грамотного врача. Задача, над которой работают сейчас и врачи, и Министерство здравоохранения Республики Беларусь — сделать это лечение доступным для всех, сформировать действующую программу, которая будет способствовать решению этой задачи. Как раз в настоящее время усилия организаторов здравоохранения и инфекционистов направлены на реализацию старта современного лечения в республике.

Новые данные о гепатите свидетельствуют о необходимости безотлагательных глобальных действий

По новым данным Всемирной организации здравоохранения (ВОЗ), предположительно 325 миллионов человек в мире живут с хронической инфекцией, вызванной вирусом гепатита B (HBV) или вирусом гепатита C (HCV).

В «Глобальном докладе ВОЗ о гепатите 2017 г.» (WHO Global hepatitis report, 2017) отмечается, что подавляющее большинство этих людей не имеют доступа к необходимому для спасения жизни тестированию и лечению. В результате миллионы людей находятся под угрозой медленного развития хронической болезни печени, рака и смерти.

«В настоящее время вирусный гепатит признается одной из основных проблем общественного здравоохранения, требующей безотлагательных действий, — заявила д-р Маргарет Чен, Генеральный директор ВОЗ. – Существуют вакцины и лекарства для борьбы с гепатитом, и ВОЗ полна решимости содействовать тому, чтобы эти средства стали доступны всем тем, кто в них нуждается».

Рост уровней смертности и числа новых инфекций

В 2015 г. произошло 1,34 миллиона случаев смерти от вирусного гепатита – это число сопоставимо с числом случаев смерти от туберкулеза и ВИЧ. Но если смертность от туберкулеза и ВИЧ снижается, то число случаев смерти от гепатита растет.

В 2015 г. около 1,75 миллиона человек приобрели инфекцию HCV, а общее число людей, живущих с гепатитом C, достигло 71 миллиона человек.

Наряду с тем, что общая смертность от гепатита возрастает, число новых инфекций HBV уменьшается благодаря расширению охвата вакцинацией против HBV среди детей. 84% детей, рожденных в мире в 2015 г., получили 3 рекомендуемые дозы вакцины против гепатита B.

За период со времени до начала использования вакцины (с учетом года внедрения может варьироваться от 1980-х гг. до начала 2000-х гг.) по 2015 г. доля детей в возрасте до 5 лет с новыми инфекциями уменьшилась с 4.7% до 1.3%. Вместе с тем, по оценкам, в 2015 г. 257 миллионов человек, в основном взрослых людей, рожденных до внедрения вакцины против HBV, жили с хронической инфекцией гепатита B.

Читать еще:  HCV, генотипирование (типы 1a, 1b, 2, 3a, 4), РНК реал-тайм ПЦР

Эпидемии в регионах и «горячих точках»

Уровни распространенности гепатита B широко варьируются между регионами ВОЗ, а основное бремя приходится на Регион Африки и Регион Западной части Тихого океана:

  • Регион Западной части Тихого океана: 6,2% населения (115 миллионов)
  • Регион Африки: 6,1% населения (60 миллионов)
  • Регион Восточного Средиземноморья: 3,3% населения (21 миллион)
  • Регион Юго-Восточной Азии: 2% населения (39 миллионов)
  • Европейский регион: 1,6% населения (15 миллионов)
  • Регион стран Америки: 0,7% населения (7 миллионов)

В настоящее время основными путями передачи HCV считаются небезопасные инъекции в медицинских учреждениях и употребление инъекционных наркотиков. Распространенность HCV по регионам ВОЗ:

  • Регион Восточного Средиземноморья: 2,3% населения (15 миллионов)
  • Европейский регион: 1,5% населения (14 миллионов)
  • Регион Африки: 1% населения (11 миллионов )
  • Регион стран Америки: 1% населения (7 миллионов)
  • Регион Западной части Тихого океана: 1% населения (14 миллионов)
  • Регион Юго-Восточной Азии: 0,5% населения (10 миллионов)

Недостаточный доступ к лечению

В настоящее время вакцины против HCV не существует, а доступ к лечению HBV и HCV все еще недостаточный.

Разработанная ВОЗ «Глобальная стратегия сектора здравоохранения по вирусному гепатиту» направлена на обеспечение тестирования 90% и лечения 80% людей с HBV и HCV к 2030 году.

В докладе отмечается, что в 2015 г. было диагностировано лишь 9% всех HBV-инфекций и 20% всех HCV-инфекций. Еще меньшая доля (8%) людей, у которых была диагностирована HBV-инфекция (1,7 миллиона человек), получали лечение, и лишь 7% людей, у которых была диагностирована HCV-инфекция (1,1 миллиона человек,) начали получать радикальное лечение в течение 2015 года.

В случае HBV-инфекции необходимо пожизненное лечение, и в настоящее время ВОЗ рекомендует препарат тенофовир, который уже широко используется при лечении ВИЧ. Гепатит C можно излечивать относительно быстро благодаря использованию высокоэффективных противовирусных препаратов прямого действия.

«Мы все еще находимся на ранней стадии реагирования на вирусный гепатит, но дальнейшие действия представляются потенциально успешными, — заявил д-р Готфрид Хирншалл (Gottfried Hirnschall), директор Департамента ВОЗ по ВИЧ и Глобальной программы по гепатиту. – Растет число стран, в которых люди с гепатитом получают доступ к необходимым им услугам, – диагностический тест стоит менее 1 доллара США, а курс лечения гепатита C может стоить менее 200 долларов США. Но данные однозначно свидетельствуют о необходимости безотлагательных действий для заполнения остающихся пробелов в области тестирования и лечения».

Прогресс в странах

В «Глобальном докладе ВОЗ о гепатите 2017 г.» продемонстрировано, что, несмотря на проблемы, некоторые страны предпринимают успешные шаги для расширения услуг в отношении гепатита.

В Китае в 2015 г. обеспечен высокий уровень охвата (96%) дозой вакцины против HBV, предоставляемой своевременно при рождении, и достигнута цель в области борьбы с гепатитом B – уровень его распространенности среди детей в возрасте до 5 лет снизился до менее 1%. В Монголии улучшены показатели лечения гепатита – средства для лечения HBV и HCV включены в Национальную систему медицинского страхования, которая охватывает 98% населения страны. В Египте конкуренция с препаратами-генериками привела к снижению цены на трехмесячный курс лечения гепатита C с 900 долларов США в 2015 г. до менее 200 долларов США в 2016 году. В Пакистане этот же курс лечения стоит в настоящее время всего лишь 100 долларов США.

Улучшению доступа к лечению гепатита С способствовал тот факт, что в конце марта 2017 г. ВОЗ преквалифицировала софосбувир, являющийся генерической активной фармацевтической субстанцией. Этот шаг позволит большему числу стран производить доступные по стоимости средства для лечения гепатита.

Исходные данные для элиминации

Целью «Глобального доклада ВОЗ о гепатите 2017 г.» является обеспечение отправной точки для элиминации гепатита путем предоставления исходных статистических данных о HBV- и HCV-инфекциях, включая смертность и уровни охвата ключевыми мероприятиями. Гепатит B и C – 2 основных типа из 5 разных инфекций гепатита – является причиной 96% всех случаев смерти от гепатита.

Примечания для редакторов

Всемирная неделя иммунизации (24–30 апреля): ВОЗ рекомендует использовать вакцины против 26 болезней, включая 3 предотвратимых с помощью вакцин типа вирусного гепатита (A, B и E) из 5 типов вирусного гепатита (A, B, C, D и E).

Всемирный день борьбы с гепатитом 2017 г. и Всемирный саммит по гепатиту 2017 г.: ВОЗ и партнеры организуют 2 стратегически важные глобальные инициативы для привлечения внимания к необходимости безотлагательных действий в отношении вирусного гепатита. Всемирный день борьбы с гепатитом 2017 г. на тему «Ликвидировать гепатит» будет отмечаться 28 июля. Организаторами Всемирного саммита по гепатиту 2017 г., основного мероприятия глобального сообщества специалистов по гепатиту, являются ВОЗ, Правительство Бразилии и Всемирный альянс по гепатиту. Саммит будет проведет 1–3 ноября 2017 г. в Сан-Паулу, Бразилия.

Личный опытЯ живу с гепатитом B

Московский студент рассказал The Village о своем неизлечимом заболевании

Каждый год от гепатита B во всем мире умирает порядка 800 тысяч человек, а в России вирусом гепатита B и C заражены больше 7 миллионов человек. И это при том, что вакцина от гепатита B давно существует.

Хронический гепатит B поражает печень, в результате чего она перестает регенерировать, а это грозит заболеваниями, которые могут закончиться смертельным исходом. Передается вирус половым путем и через кровь, то есть совместный быт с человеком, больным гепатитом B, не грозит заражением.

The Village поговорил с московским студентом, который страдает хроническим гепатитом B, и спросил, как защитить себя от вируса и почему о подобных вещах стоит говорить открыто.

евгения жуланова

Меня зовут Вова, мне 20 лет. Я обычный парень, ничем особенно не выделяюсь. Несколько лет работал в сфере политики: сначала в предвыборном штабе Алексея Навального, когда он баллотировался в мэры Москвы, потом — в партии РПР «Парнас». Сейчас не работаю, учусь в Высшей школе экономики на философском факультете, пишу тексты про видеоигры с точки зрения науки — это называется Game Studies.

Вот уже полтора года у меня гепатит B — это то, что не дает мне спокойно жить. У каждого человека есть такая вещь, которая его беспокоит, и гепатит B — моя. История моего заражения — это история о том, почему нужно всегда пользоваться презервативами и не доверять даже постоянному партнеру.

Распространенность гепатита банально связана с безответственным подходом к сексу, с нежеланием предохраняться. До того как заразиться, я вообще не пользовался презервативами. Думал: «Да ***** (зачем. — Прим. ред.) мне это надо?»

Гепатит B — венерическое заболевание, передающееся половым путем. В быту или через поцелуй им заразиться, мягко говоря, сложно, разве что у целующихся, например, есть ранки во рту. При этом из-за моего диагноза мне нельзя работать поваром или врачом — то есть в тех местах, где нужна идеальная справка о ЗППП. На счастье, ни с медициной, ни с кулинарией я свою жизнь связывать не собираюсь: хочу посвятить себя исследованию видеоигр или журналистике, так что проблем с работой у меня быть не должно. Впрочем, лишний раз говорить работодателю о своем диагнозе тоже, наверное, не стоит.

Не все больные гепатитом B знают о своем диагнозе. Ведь только самые сознательные регулярно проверяются на ЗППП. Сколько ваших друзей за последний год делали анализы хотя бы на гепатит B и С, ВИЧ и сифилис? Не думаю, что много. Но если анализы еще хоть кто-то сдает, то ревакцинацию гепатита B не проходит почти никто. А это важный показатель, ведь от этой болезни есть прививка. Казалось бы, можно было давно остановить распространение гепатита B, просто запустив массовую вакцинацию.

Вероятность заразиться зависит от конкретной стадии заболевания. Гепатит B можно так сдерживать таблетками, что его носителю будет сложно кого-нибудь заразить.

Есть два стула — острый и хронический гепатит B. У меня второй вариант, так почему-то сработал иммунитет. В чем разница? Острый гепатит B, который возникает в 90 % случаев, — это когда у тебя желтеет все тело, вплоть до зрачков, и ты становишься похож на человека, который переел морковки. Тебе плохо, все болит. Ты отправляешься в больницу недели на три, пьешь кучу лекарств. А потом постепенно начинает вырабатываться иммунитет, и тебя отпускает. Причем иммунитет вырабатывается на всю жизнь, как и с другими подобными заболеваниями.

С хроническим гепатитом B — другая история, здесь острой фазы может вообще не быть. То есть в тело попадает вирус, но организм на него никак не реагирует, и это самое опасное. И ты даже не знаешь, что чем-то заразился, — до первых проблем, которые могут быть разными. Например, если много пьешь, возникнет фиброз печени.

О диагностике гепатита

Я узнал о том, что болею, через полгода после заражения — когда сдавал анализы для поступления на военную кафедру. Помню, результаты исследования пришли мне на электронную почту утром — я проснулся от уведомления на своем смартфоне о новом письме и тут же переслал его маме, потому что спросонья мне самому было лень читать. Мама зашла ко мне в комнату и сообщила, что у меня гепатит B. Она понимала, что это серьезная проблема, но при этом восприняла ситуацию спокойно — в тот момент она даже улыбалась.

После я, чтобы подтвердить диагноз, делал анализы в нескольких разных клиниках, и всякий раз результат был одним и тем же. Тогда я и понял, что мой гепатит никуда не денется.

Друзья, узнавая о болезни, каждый раз демонстрировали мне мрачные лица — ведь венерические заболевания в обществе крайне демонизированы. Какое-то время друзья очень беспокоились за меня, но я начал шутить про гепатит в стиле панчей Rickey F про рак на баттле с рэпером Sin. Шутил вот так же целенаправленно, по несколько минут подряд, вынуждая их смеяться. Потому что мне не хочется, чтобы меня окружали люди, которые смотрят на меня так, будто я умираю. При этом никто из друзей не перестал со мной общаться — все оказались очень адекватными и понимающими.

Я поспрашивал тех друзей, которые знают о моей болезни. И большинство из них говорят, что не используют презервативы. Ну, что я могу им сказать? Людям всегда кажется, что опасность пройдет мимо них. Так казалось и мне, и еще 7 миллионам людей, больных гепатитом B в этой стране.

Я много говорил с друзьями о своем гепатите и надеюсь, что некоторые из них все-таки вынесли что-то из моих исповедей. Потому что я вижу, как меняются лица людей, когда они узнают о моей истории. Я открыто говорю, что у меня гепатит B, — какое-то время рассказывал только друзьям, потом и знакомым, а сейчас вообще ни от кого не скрываю. В итоге все люди, знающие меня, в курсе. Так я хочу повлиять на окружающих, чтобы они были внимательны и думали о безопасности. И, надеюсь, у меня хоть чуть-чуть получается.

Какое-то время друзья очень беспокоились за меня, но я начал шутить про гепатит в стиле панчей Rickey F про рак на баттле с рэпером Sin. Шутил вот так же целенаправленно, по несколько минут подряд, вынуждая их смеяться

Хронический гепатит B никак себя не выдает. Он не бегает вокруг тебя с желтым флагом и не заставляет все твои заболевания обостряться от любой инфекции, попавшей в организм. У тебя просто плохо работает печень, она не регенерирует. Также повышается вероятность онкологических заболеваний, полноценно не очищается кровь. В общем, в перспективе могут быть большие проблемы. Но если сдерживать гепатит на начальной стадии, как у меня, то можно прожить до естественной смерти без всяких проблем.

Пью я мало, но все равно советовался с врачами по поводу алкоголя. Они разрешают его употреблять, но с осторожностью. Также не рекомендуют есть жирную пищу, но никаких жутких ограничений нет, просто нужно следить за питанием, делать упор на здоровую пищу. Впрочем, если здоровый человек каждый день будет есть по четыре шаурмы, запивая их бутылкой водки, у него тоже начнутся проблемы.

Сейчас я не прохожу никакого специального лечения — состою на учете в обычной городской поликлинике и только собираюсь поменять ее на платную. В принципе, от гепатита B есть возможность вылечиться, но нужно пройти курс очень дорогого лекарства. Я читал об этом на каком-то американском сайте, потом спросил у своего врача, и он сказал мне, что скоро препарат привезут и в Россию.

С бесплатным лечением гепатита B у нас в стране ровно такая же история, что и с ВИЧ. То есть тебе начинают давать лекарства только тогда, когда заболевание находится в серьезной стадии, когда органы перестают работать. На данный момент все мое лечение заключается в том, что иногда я принимаю таблетки, нормализующие работу печени, и внимательно слежу за тем, что ем и пью.

С тех пор как я узнал, что у меня гепатит, у меня не было секса — примерно полтора года. Просто я считаю, что всем своим потенциальным партнерам нужно сообщать о диагнозе, что я и делаю

Видимо, из-за того, что я живу в центре, мне попалась хорошая поликлиника. Мой лечащий врач хорошо ко мне отнеслась. После анализов она направила меня в гепатологический центр — и вот это тот еще опыт. Там гнетущая атмосфера, очень много пациентов с глазами жертв.

Важно понимать, что, какой бы хорошей ни была поликлиника, врачи все равно немного шугаются, когда узнают, что у тебя гепатит B. В моей поликлинике с этим все более или менее терпимо, но думаю, что, если бы я жил где-нибудь на окраине, было бы гораздо хуже. Павел Лобков рассказывал, что, когда у него нашли ВИЧ, его просто выписали из поликлиники. Я с таким не сталкивался, мне повезло. Нормальные врачи не демонизируют гепатит, а вот ВИЧ — это, конечно, сразу клеймо.

О личной жизни с гепатитом

Безусловно, когда у тебя гепатит B, строить отношения сложнее, чем когда ты здоров. Впрочем, у меня и раньше были с этим проблемы, я всегда боялся сексуальных контактов — возможно, какая-то травма. Но из-за гепатита ситуация определенно усугубилась, и все то время, что я знаю о своем диагнозе, я один.

С тех пор как я узнал, что у меня гепатит, у меня не было секса — примерно полтора года. Просто я считаю, что всем своим потенциальным партнерам нужно сообщать о диагнозе, что я и делаю. Ведь когда два человека занимаются сексом, то они в первую очередь предполагают только одно возможное последствие — беременность. Это то, что берут на себя оба человека, если мы говорим о ненасильственном сексе. Люди подписывают негласный договор, который подразумевает понимание этого последствия. А уже дальше все зависит от совести мужчины. Когда же мы говорим о гепатите, то понимаем, что заражение — то, о чем думают скорее во вторую очередь. И так как я болею, то боюсь заразить, меня действительно трясет от этой мысли. Я понимаю, что мой долг по отношению к окружающим — сообщать им, а дальше уже как пойдет. И это даже несмотря на то, что я в принципе не допускаю для себя возможность занятия сексом без презерватива.

За те полтора года, что я знаю о своем диагнозе, у меня было три случая, когда мог случиться секс. В первый раз женщина знала, что у меня гепатит, и была готова на сексуальный контакт, но ничего не вышло по другой причине. Вторая девушка отказалась спать со мной из-за моей болезни, но сделала это деликатно — она очень адекватно отреагировала, и мы потом еще долго с ней разговаривали. В общем, я не остался в обиде. А третья девушка, выслушав мой рассказ, просто послала меня, быстро оделась и ушла. С одной стороны, я понимаю ее реакцию, но с другой — было очень неприятно.

Читать еще:  Гепатит С называют ласковым убийцей: живущий в организме человека вирус может не проявлять себя годами

В принципе, я даже смогу завести ребенка, только нужно будет внимательно наблюдать за моей вирусной нагрузкой. Кроме того, матери моих детей нужно будет сделать прививку. А вот донором мне быть нельзя — это обидно, деньги от сдачи спермы мне пригодились бы.

Никита Коваленко

исполнительный директор пациентской организации МОО «Вместе против гепатита»

Гепатит B — это воспаление печени. В 80–90 % случаях заражения у пациента со временем острая стадия заболевания проходит, и наступает выздоровление. Но у остальных гепатит переходит в хроническую форму.

Хроническая форма гепатита B — это постоянное воспаление печени. Из-за перманентного воспалительного процесса орган не успевает восстанавливаться, а на месте здоровых клеток образуется соединительная ткань. Она не несет полезной нагрузки, а просто заполняет недостающее место. Вследствие таких замещений возникает фиброз, и если ситуацию не контролировать, то фиброз может перейти в цирроз. На фоне роста соединительной ткани может развиться рак печени. Гепатит B является одной из главных причин этого заболевания.

Еще до образования цирроза человек начинает чувствовать разные негативные симптомы, никак при этом не связанные с печенью. Например, утомляемость, головную боль. Как вы понимаете, часто эти вещи врачи не связывают с гепатитом. Так что человек может десятилетиями болеть и ничего об этом не знать. Он будет плохо себя чувствовать, чаще болеть и заражать других.

Гепатит B хорош тем, что от него есть прививка, недорогая и эффективная. Благодаря ей можно забыть об этом заболевании навсегда. Также очень важно сделать ребенку прививку в самом раннем возрасте, буквально в первые полгода жизни. Прививка от гепатита B входит в ОМС и обязательный перечень прививок. Из-за этого количество подобных заболеваний идет на убыль в последние 15 лет.

Чтобы определить необходимость ревакцинации, надо сделать специальный анализ, который выявляет маркеры незащищенности от этого вируса. В принципе, это прививка на всю жизнь, но она состоит из трех компонентов. Первые два укола делают с перерывом в месяц, а третий — еще через полгода. Если пройти все этапы, у человека сформируется устойчивый иммунитет.

Хронический гепатит B лечится, но цель лечения — не уничтожение вируса, а снижение его активности, что напоминает переход заболевания в стадию ремиссии. То есть вирус не уходит из организма, а перестает размножаться и наносить большой вред.

Один из способов лечения гепатита B — интерферон, лекарство, которое достаточно давно применяется во всем мире. Это соединение, которое присутствует в крови человека и выделяется во время болезни, извещая организм о том, что надо бороться с вирусом. Интерферон давно выпускается в России, а цена одного укола составляет порядка 5 тысяч рублей. Другой способ лечения — это так называемые аналоги нуклеозидов. Они блокируют размножение вирусов, но конкретный срок лечения таким препаратом определить сложно. Их также применяют для борьбы с ВИЧ.

Не верьте мифам о гепатите В!

С начала лета вступили в действие новые санитарные правила «Профилактика вирусного гепатита В». Продолжаем разбираться, как уберечься от опасного вируса и что полагается заболевшим.

(Продолжение. Начало см. в «КП» — Здоровье» 28 мая)

Избавиться трудно — защититься легко

Миф первый: хронический гепатит В (ХГВ), как и СПИД, вылечить невозможно, смерть от него неизбежна.

Правда: лечение ХГВ ведется, и у 45% пациентов к концу курса вирус гепатита не обнаруживается. У остальных в результате лечения резко снижается вирусная нагрузка, улучшается качество жизни и, главное, значительно уменьшается риск развития цирроза и рака печени. И все-таки, если уж сравнивать гепатит со СПИДом, нужно признать: ХГВ более заразен, в частности, половым путем гепатит В передается в 4 раза чаще, чем ВИЧ .

Миф второй: хронический гепатит В лечится только импортными препаратами, которые безумно дороги (десятки тысяч долларов за один курс).

Правда: есть отечественные препараты, которые существенно дешевле. В региональных льготных программах (см. ниже) используются как наши, так и зарубежные лекарства — уточняйте, какие препараты можно получить в вашей области (крае, республике и т.д.). Врачи отмечают: у российских противовирусных лекарств, увы, гораздо сильнее неблагоприятные побочные эффекты.

Миф третий: если анализы дали положительный результат, нужен тяжелый курс противовирусного лечения.

Правда: противовирусный курс назначается не всегда. Некоторым достаточно общей поддерживающей терапии лекарствами, улучшающими состояние печени. Есть категории пациентов, которым рекомендуются только постоянное наблюдение у врача с периодическими обследованиями печени.

Миф четвертый: прививка от гепатита В опасна для тех, у кого ослабленная печень (из-за болезней, приема антибиотиков, спиртного и т. д.) — организм может не выдержать нагрузки вакцины, и начнется заражение.

Правда: прививка от ХГВ не может спровоцировать заболевание гепатитом. Более того, введение вакцины считается методом экстренной профилактики гепатита В. Так, если случился контакт с больным, вирус попал в организм и в течение недели после этого будет сделана прививка, то заболевание не начнется. Так происходит потому, что вакцинация усиливает иммунитет, который помогает обезвредить вирус, пока тот еще слаб.

Прививка — бесплатно, лечение — «не для всех»

Разбираем основные вопросы о профилактике и лечении гепатита В с начальником отдела национальных приоритетных проектов Росздравнадзора Евгением НИКОНОВЫМ

Можно ли бесплатно сделать анализ крови на гепатит, в том числе если жалоб нет, но вы хотите провериться для контроля, «на всякий пожарный»?

Любой гражданин имеет право бесплатно провериться, нет ли у него вируса гепатита В. Это можно сделать двумя путями:

Обратиться в специализированный Центр по профилактике и борьбе со СПИДом — такой есть в каждом регионе, координаты можно узнать по справочной.

В центре бесплатно возьмут кровь на диагностику гепатита В, не спрашивая никаких документов, но ФИО назвать понадобится. Для получения результата анализа предъявляется паспорт.

Если результат положительный, данные гражданина вносятся в информбазу центра (единый общегосударственный реестр на сегодня не предусмотрен), но никуда не передаются, поскольку являются медицинской тайной.

Обратиться в районную поликлинику, к которой вы прикреплены, с полисом обязательного медстрахования (ОМС).

Идете на прием к терапевту и просите выписать направление на анализ крови для диагностики гепатита В в целях профилактики. Отказать вам не имеют права, даже если нет никаких жалоб и опасных ситуаций, когда могло произойти заражение (контакты с больным, переливание крови и т. д.).

Если результат первичного анализа — на наличие антител к вирусу гепатита В — оказался положительным, то требуется дополнительное обследование. Чтобы пройти его бесплатно, нужно взять в поликлинике направление на диагностику в специализированный гепатологический центр (они есть в большинстве регионов). Но имейте в виду, что придется дожидаться приема в очереди — возможно, до одного месяца.

КСТАТИ

Те, у кого анализы на гепатит В берутся в обязательном порядке (беременные женщины, пациенты стационаров и др . — весь перечень см. в « КП » — Здоровье» 28 мая и на сайте kp.ru), сдают кровь и получают результаты бесплатно, если лечатся или наблюдаются в муниципальных либо государственных больницах и клиниках.

Можно ли бесплатно сделать прививку?

Да! В рамках нацпроекта «Здоровье» выделено достаточно средств на закупку вакцин от гепатита В — чтобы хватило не только детям, которых планово прививают по Нацкалендарю прививок, но и всем желающим взрослым.

Для бесплатной вакцинации по собственной инициативе нужно обратиться с полисом ОМС в свою поликлинику. Начинаете с приема у терапевта — см. выше порядок сдачи анализов на гепатит. Кстати, перед прививкой анализ обязателен.

Есть ли льготы на приобретение лекарств при амбулаторном лечении гепатита В?

Сам по себе диагноз «гепатит В» не дает права на льготное получение лекарств при амбулаторном лечении.

Однако некоторые граждане вправе рассчитывать на выдачу препаратов бесплатно или со скидкой.

Если гепатит В сопутствует ВИЧ-инфекции, то такие пациенты подпадают под госпрограмму по борьбе со СПИДом и могут получать все необходимые препараты бесплатно как при стационарном, так и при амбулаторном лечении.

Льготные лекарства от гепатита вправе получать граждане, включенные в систему ДЛО (дополнительное лекарственное обеспечение): ветераны, инвалиды, члены семей погибших участников Великой Отечественной (полный перечень льготников — в Законе «О государственной социальной помощи»).

Получается замкнутый круг: одна из главных целей амбулаторного лечения гепатита В — не допустить осложнений, ведущих к инвалидности. И в то же время только статус инвалида дает право льготно получать лекарства.

ВАЖНО!

Врачи-гепатологи сообщают хорошую новость: в некоторых регионах — их число в последнее время растет — действуют местные льготные программы для больных гепатитом В, когда лекарства для амбулаторного лечения выдаются бесплатно или со скидками. Средства на это выделяют региональные бюджеты. Так что обязательно уточняйте в органах здравоохранения вашей области (края, республики), есть ли местные антигепатитные программы со льготами.

Как попасть на стационарное лечение в больницу?

Так же, как и при любом другом заболевании, требующем госпитализации, никаких особенностей для больных гепатитом В нет.

Первым делом, как обычно, пациент по полису ОМС попадает на прием к терапевту, и врач решает, есть ли показания для госпитализации.

«Никаких существенных преимуществ при лечении в специализированных гепатологических центрах по сравнению с лечением гепатита В в муниципальных больницах нет, — заверяет Евгений Никонов. — Используются одинаковые препараты».

Напомним, при стационарном лечении по полису ОМС все необходимые лекарства пациентам должны предоставляться бесплатно.

Медики обращают внимание: если при амбулаторном лечении требуется не просто поддерживающая терапия, но и специальный противовирусный курс, то посещения врачей обычной муниципальной поликлиники будет недостаточно. Нужно обязательно побывать на приеме у специалиста-гепатолога или инфекциониста-вирусолога. Такие врачи работают в специализированных центрах, направление на бесплатный прием должны выдать в местной поликлинике (см. выше порядок направления на обследование).

Дорогие читатели, пациенты и врачи! Напишите нам: с какими проблемами вы сталкивались при сдаче анализов, прививках, лечении гепатита В? Ждем ваши отклики и вопросы на сайте и по электронной почте: dobruhak@kp.ru

Благодарим за помощь в подготовке материала специалистов кафедры инфекционных болезней Московского государственного медико-стоматологического университета.

«Когда у меня обнаружили гепатит С, я сказала мужу: «Ищи себе новую жену…»

Пять красивых улыбчивых женщин в кафе в центре Минска . На столе — десерты, чай и никакого алкоголя: вирус в крови диктует и диету, и отношение к жизни.

Три из пяти на терапии: у Иры только отрастают волосы, Алена и Катя предупреждают, что им сейчас сложнее сосредоточиться… Лечение гепатита С — это, фактически, химиотерапия.

Пока они перешучиваются о болезни и врачах, я думаю, что не удивилась бы диагнозу у себя или друзей. Я хожу к стоматологу, косметологу, причем на маникюр и к парикмахеру даже на дом, а это — особый риск. Болезнь может протекать бессимптомно, ну разве что усталость, от еды может быть тошнота, а после алкоголя — похмелье очень, слишком тяжелое… Знакомо многим, верно? И кто после этого пошел проверяться на гепатит.

Чтобы не было новых случаев, а заболевшим помогли вылечиться, люди, объединенные до того только форумом, создали организацию «Вместе против гепатита». И согласились рассказать свои истории.

«Зная о диагнозе, я родила здоровую дочку»

Ирина, 28 лет, о болезни узнала пять лет назад.

— Я родила долгожданного первенца и через два месяца пришла к врачу: жаловалась на тошноту, слабость … Получите, распишитесь: острая форма гепатита С. Я была в шоке, вот моя карта беременной — все в порядке! Эти два месяца я сидела дома. Не была ни в парикмахерской, ни у стоматолога! «Не может быть», сказали мне. «Вы просто забыли». Что я скажу. Гепатита не было — теперь он есть.

Врач объяснила так: эта болезнь приводит к раку, циррозу и смерти (девушки за столом смеются и кивают: примерно так объяснили всем. — Авт). Я была в шоке. Вернулась домой и сказала: извини, дорогой, но тебе нужно искать другую жену. У тебя еще будет полноценная семья, дети…

Муж терпел все те месяцы, пока проходила моя адаптация к болезни. Сейчас мы научились с ней жить. Я родила здоровую девочку, хотя врачи советовали сделать аборт. Было много негатива. Врач в гинекологическом отделении, читая мою карту, говорила: “Так, гепатит С… Наркоманка, что ли?” Все это очень задевало.

О лечении мне сказали так: «Говорят, гепатит лечится, но у вас, наверное, нет столько денег. Поэтому вот вам диета — соблюдайте!». Первые два года я просто ничего не делала. Только на форуме для таких же больных я узнала, что гепатит лечится. Сейчас я на терапии, 33 из 48 недель позади.

«Я не лечусь, и это осознанное решение»

Снежана, 39 лет, узнала о болезни три года назад.

— Мы попали в аварию. Муж разбился насмерть, меня привезли в больницу под Бобруйском . Я успела сказать группу крови и подписать бумагу на переливание. Потом меня отправили в Минск. Врачам я очень благодарна, меня собрали по частям… В Минске делали анализ на гепатит — отрицательный. Через полгода повторный — положительный. Операции? Переливание крови? Скорее всего. Но доказать невозможно.

Я не лечусь. У меня трое детей, я должна их содержать. Не бедствую, но нет возможности собрать несколько тысяч долларов. Поэтому мой вынужденный выбор — не начинать лечение. Конечно, я предупреждаю стоматологов, контролирую свое состояние, соблюдаю жесткую диету, никакого алкоголя… Мне сказали, что лет через 5 могут уменьшиться цены на лекарства, или появятся новые, или государство поможет. Других вариантов я не вижу.

ФАКТЫ И МИФЫ О ГЕПАТИТЕ

МИФ. Гепатит С не лечится

Лечится, хотя выздоравливают не все. Но если вирус удалось победить, то человек полностью здоров. Другое дело, не все готовы его лечить и по финансовым, и по личным соображениям.

Есть две реакции на диагноз. Первая — шок, жизнь кончена. На форуме больных гепатитом девушка написала, что отказалась выходить замуж, боится заразить мужа, родить больного ребенка. И не начинает лечение: ее убедили, что это просто выброшенные деньги.

Второй тип реакции: человек не меняет образ жизни, пьет алкоголь, не соблюдает диету, никому не говорит о диагнозе. Ходит в стоматологию , на педикюр-маникюр. Он — живой источник опасности и будущий клиент больницы с циррозом печени.

— Я сдавала анализы перед операцией, и обнаружился гепатит. Откуда он, я не знаю, — 34-летняя Алена узнала о болезни в начале этого года. — Я думала, что умру, и никогда не будет мужа, детей… Попала на форум, где за два дня меня откачали. Сейчас я прохожу лечение. Мне выпал счастливый билет — третий генотип вируса, лечение дешевле и проще. Я замужем, через три месяца заканчиваю терапию. Вирус уже не обнаруживается в крови, надеемся, все будет хорошо.

Если анализ положительный — не паникуйте, не отчаивайтесь. Приходите на форум, или в объединение: вас поддержат люди, которые сами через это прошли или проходят.

ФАКТ. Лечение за $13 тысяч многим недоступно

По подсчетам больных, лечение первого генотипа гепатита С, самого распространенного, стоит минимум $12,5 тысяч. Еще до 1000 уходит на анализы. Другие генотипы стоят меньше, например, третий — $ 5 тысяч.

— Я знаю девушку в Брестской области, она живет одна с ребенком и не лечится. Для нее это нереальные деньги, — говорит Снежана. — Пока государство не будет финансово поддерживать, ситуация для людей, особенно из регионов, не изменится.

В России во многих областях гепатит лечат за счет бюджета. В Украине и Казахстане — компенсируют часть лечения, в Грузии — делают его дешевле на 60%.

Читать еще:  По каким причинам течет кровь из носа у взрослого человека?

— У нас пока нет госпрограммы по гепатиту С. Но если сядут за стол переговоров чиновники, врачи, пациенты и представители фарм-компаний, можно снизить цену на препараты, — считают в организации. Найти вариант беспроцентных кредитов, рассрочек.

Есть и хорошие новости. Во-первых, объединению удалось договориться с двумя лабораториями в Минске на скидку 20 — 25% на анализы, которые касаются гепатита С и его лечения.

Во-вторых, осенью в Беларуси ждут российский препарат, который снизит стоимость лечения до $8 — 9 тысяч. Сейчас больные ездят за ним в Россию, чаще всего в Смоленск , и возят домой в термосумках.

МИФ. Вирус передается через все

Вирус гепатита С передается только через кровь. Вирус НЕ передается: воздушно-капельным путем (разговор, чихание, со слюной и т. д), при рукопожатии, объятиях, пользовании общей посудой.

— Мы живем обычной жизнью. Можно есть из одной тарелки, целовать детей и мужа… Многие пары живут годами, не заражают друг друга, не заражают детей, — говорит Ирина.

Этот миф доставляет много неприятных эмоций больным гепатитом. Инфекционисты, конечно, знают о болезни все. Но не всегда так же информированы врачи других направлений, а уж тем более посторонние люди, коллеги по работе.

ФАКТ. Можно заразиться при маникюре или тату

Раньше чаще заражались инъекционные наркоманы, сейчас растет процент других способов передачи.

— Нас пять женщин, и никто из нас не кололся. У всех были операции, переливание крови, роды… — объясняет Ирина.

— …или мы не знаем, откуда болезнь, — вступает в разговор Катя. — Бытовой способ довольно редкий. Но он возможен. Например, стоматология или косметологический кабинет. Человеческий фактор, плохо обработали инструменты. Капля крови, порез. Использование одной бритвы, зубной щетки. Риск есть всегда.

— Когда я вижу маникюрные столики у нас или за границей, я прихожу в ужас, — говорит Ирина. — Это огромная опасность, как и татуировки или пирсинг неизвестно у кого.

Мнение девушек подтверждают и врачи, и официальная статистика (см. БУДЬ В КУРСЕ!).

ПОЛЕЗНЫЕ АДРЕСА

www.antihep.by — сайт общественного объединения «Вместе против гепатита», созданного в апреле 2014 года. Совместными усилиями пациентов, чиновников и врачей они надеются снизить заболеваемость, добиться доступных цен на лечение, оказывают психологическую и консультационную поддержку.

СПРАВКА «КП»

В мире пять видов гепатита. А и Е передаются через загрязненную воду и продукты. B, C и D — через кровь и другие жидкости тела, в которые попала кровь.

Больше всего (70%) в Беларуси болеют гепатитом С. Это инфекционное заболевание печени, развивается незаметно, без симптомов, чаще всего переходит в хроническую форму.

ТОЛЬКО ЦИФРЫ

В прошлом году в Беларуси выявлено 7 тысяч больных разными типами гепатита. Для сравнения: заразившихся ВИЧ — 1,5 тысячи.

В середине 2013 года в Беларуси было около 40 тысяч зарегистрированных больных гепатитом С. На начало этого года — около 45 тысяч. По оценкам ВОЗ рост заболеваемости в нашем регионе 9 — 12% в год.

БУДЬ В КУРСЕ!

Как в Беларуси заражаются гепатитом С:

КОММЕНТАРИЙ ЭКСПЕРТА

— На сегодняшний день отмечается существенное снижение острых форм гепатита. Но количество больных с хроническими гепатитами, которые выявляются впервые, отмечается определенный рост, — говорит Людмила Жмуровская, завотделением вирусассоциированных циррозов печени Городской клинической инфекционной. — Не потому, что так плохо все, а потому, что население начало более тщательно обследоваться.

Большинство больных гепатитом С заразились им случайно

«Ласковый убийца» грозит каждому

18.07.2014 в 17:01, просмотров: 119467

У Нины Н., физика-исследователя из Москвы, цирроз печени — следствие гепатита С. Если верить статистике, жить ей осталось года 3–4. Лекарства, которые есть в стране, ей не помогли, и она ждет 2015 года, когда у нас зарегистрируют новый препарат, а значит, появится возможность получать его в наших аптеках.

Жене журналиста Никиты Коваленко повезло больше — ей удалось победить «ласкового убийцу». «Девочка моя не пьет, не курит, в жизни не пробовала наркотиков. Представьте ее шок, когда вместе с диагнозом ей сообщили, что она наверняка наркоманка или проститутка. Да, 80% наркоманов болеют гепатитом С, но 80% больных гепатитом С — не наркоманы», — говорит Никита.

Большинство пациентов с гепатитом С — никакие не отбросы общества. Они заразились случайно. Например, в медучреждениях (до 2004 года даже доноры не сдавали анализ на гепатит С), парикмахерских, на маникюре… Государство должно нести ответственность за этих больных. А оно пока даже не оплачивает им эффективное лечение.

«Если б не гепатит, я бы не узнала жизни»

По экспертным оценкам, в мире гепатитом С больны 170–180 млн человек. Это больше населения России. Но многие и не подозревают, что больны, — специфических проявлений гепатита С не существует. Разве что астения. Но кто не чувствовал усталости, не жаловался на плохой аппетит, дискомфорт в животе, плохое настроение, недомогание. При этом вряд ли хоть кто-то подозревает, что это могут быть симптомы гепатита С. У большинства же людей эта болезнь не проявляется никак и дает знать о себе лет через 20–30. Причем часто уже на стадии фиброза или цирроза печени, как это произошло с Ниной.

Много лет назад она сделала «женскую» операцию. Еще она лечила зубы, ходила на педикюр, удаляла вены на ногах. В общем, как и все мы, вела рискованный с точки зрения заражения гепатитом С образ жизни.

Через какое-то время у женщины начали болеть суставы пальцев. Врач на жалобу внимания не обратила. «Я привыкла следить за здоровьем, моя мама была кандидатом медицинских наук, а дедушка — проректором мединститута. Анализы на гепатит С сдала по страховке на работе — и у меня выявили антитела. Врач из поликлиники сказала, что гепатит «свежий». Лишь из Интернета я узнала, что нужно сдать биопсию, — она и показала, что у меня начальная стадия цирроза. То есть я болею, скорее всего, лет 20–30, и нужно срочно лечиться», — рассказывает Нина.

48-недельный курс лечения стоил около 600 тысяч рублей. Таких денег у Нины не было. Но из Интернета она узнала о начале клинических исследований новой схемы лечения (в ней к курсу лечения добавлялся новый препарат) и решила стать добровольцем. Но. бесплатно давали лишь новое лекарство, а остальные два — за свой счет. То есть за те же 600 тысяч. «Вроде живешь здоровым человеком, а тут выясняется, что у тебя болезнь «наркоманов и проституток». И оплачивать лечение никто не будет. Чудом удалось выбить квоту на первое время, но через 8 уколов лимит кончился, и сказали: либо плати сама, либо не лечись», — продолжает Нина.

Женщина взяла кредит, работала как лошадь, покупала самые дешевые лекарства через Интернет (даже без инструкции на русском!). Лечение оказалось тяжелым испытанием не только для финансов: кружилась голова, путались мысли, выпадали волосы, появился кашель, по телу пошла сыпь…

Сначала вирус из крови исчез, но через 24 недели вернулся. Врачи сказали, что терапия неэффективна, и прекратили ее. «Самое эффективное лечение мне не подошло, и я жду, когда в 2015 году в стране зарегистрируют новый препарат. С работы меня уволили, когда узнали о диагнозе. Два года я добивалась инвалидности — дали на днях, да и то чудом: у меня пошла кровь носом прямо при комиссии. Зато с болезнью я стала больше ценить жизнь. Возможно, если б не гепатит, я бы и не начала жить по-настоящему. Добрые дела нельзя откладывать, надо жить так, чтобы не было стыдно. Настанет момент, когда я не смогу подняться по лестнице, поэтому я ценю то, что есть сейчас. Да и вдруг в отпущенное мне время в медицине случится прорыв. » — рассуждает Нина.

Потерянные пациенты

При любом гепатите клетки печени гибнут и замещаются соединительной тканью, которая не может выполнять ни одной из пяти сотен функций этого важного органа. Вирусных гепатитов известно сегодня как минимум 5. А и Е передаются через пищу и воду. С, D и В — через кровь и при половых контактах.

Гепатит С (этот вирус был открыт лишь в 1989 году) имеет крайне неприятную особенность — в 80% случаев он переходит в хроническую форму. Это самый высокий показатель среди всех вирусных гепатитов. Например, при гепатите В лишь 5 из ста пациентов становятся «хрониками». С 1999 года заболеваемость хроническим гепатитом С (ХВГС) в России выросла с 12,9 случая на 100 тысяч населения до 39,9 на 100 тысяч. Только в одной Москве ежегодно регистрируют по 5 тысяч новых случаев ХВГС. «Раньше мы ежемесячно выявляли 1–2 больных раком печени в исходе гепатита С, сейчас — еженедельно», — говорит главный гепатолог минздрава Московской области, заведующий гепатологическим отделением КДО МОНИКИ Павел Богомолов.

Хроническая болезнь чревата развитием фиброза печени, который может перерасти в цирроз и далее в рак печени. Кстати, причина каждого третьего цирроза и каждого четвертого рака печени — именно гепатит С. «Так что цирроз печени у нас в стране часто связан с гепатитом С», — говорит заведующий научно-консультативным клинико-диагностическим центром Центрального НИИ эпидемиологии Роспотребнадзора Владимир Чуланов.

Частота выявления вируса среди условно-здоровой популяции, как показали исследования, составляет 4%. «Иными словами, вирусный гепатит С можно предположить у 6 миллионов россиян. Выявлено же из них чуть больше 2,5 миллиона», — говорит доктор Чуланов.

Выявляют эту болезнь у нас довольно активно. Однако если в других странах больные, узнав о диагнозе, тут же встают на учет, у нас из 2,5 млн зарегистрированных больных лишь 18% (469 тысяч) стоят на диспансерном наблюдении. «В США, например, 80% выявленных наблюдаются, у нас же пациенты исчезают из поля зрения врачей», — говорит Чуланов.

Почему? Например, больного «отловили» на станции переливания крови — но сообщать ему об этом по телефону никто не обязан. Данные передаются в поликлиники — но и там пациентов разыскивать не стремятся. И если человек не придет на донацию, он так и останется в неведении о своей болезни. И может узнать о ней лишь через несколько лет — и тоже случайно. Кроме того, в России пока не создан регистр больных гепатитом С — он помог бы отслеживать судьбу всех больных. Работа по его созданию ведется, но это дело не быстрое. Ну и еще одна причина — сами пациенты недооценивают опасность своей болезни. В обществе представление о гепатите С искажено: болеть им стыдно, да и о последствиях мало что известно.

Портрет пациента с ХВГС выглядит примерно так: в 70% случаев это человек 18–45 лет, в 60% случаев — мужчина. У мужчин заболевание прогрессирует быстрее. А также у пожилых людей, пациентов с ожирением, алкоголиков, ВИЧ-инфицированных.

Опасности маникюрного кабинета

Подцепить гепатит С можно где угодно. Проще всего — в медицинском учреждении, например, во время операции или у стоматолога. А также на маникюре, пирсинге, в парикмахерской. Заразиться этим вирусом в тысячи раз легче, чем вирусом СПИДа. И даже если на маникюрных инструментах не видно чужой крови, это совсем не значит, что опасности заражения нет. Как рассказывают санитарные врачи, в парикмахерских нередко царит полный бардак. К примеру, ножницы стерилизуют секунд 30. А убивать вирус нужно минимум полчаса, да еще и под специальной лампой, а до этого их нужно хорошенько помыть со специальным порошком. Маникюрный инструмент нередко вообще не стерилизуют (его тоже нужно обрабатывать при высоких температурах под давлением продолжительное время)…

Опасность может поджидать и в кабинете стоматолога. «Например, на упаковке инструмента для обработки зубного канала с алмазным напылением написано «Для одноразового применения», но он такой дорогой, что его используют многократно. Когда вы садитесь в кресло, стоматолог при вас должен достать наконечник для бормашины из стерильной упаковки. Но нередко бывает так, что наконечник уже установлен — его лишь протерли спиртом после предыдущего пациента», — признается Чуланов.

Риск заражения половым путем невысок — 2–5%. «Куда больше риск заразиться у людей, которые перенесли какую-либо операцию или получали донорскую кровь, особенно до 1990-х годов, когда на гепатит С никого не проверяли», — продолжает Чуланов.

Хватит чистить печень!

Раньше гепатит С считали неизлечимым заболеванием. Сейчас он, в отличие от гепатита В, перешел к разряду полностью излечимых. В 1992 году эффективность лечения составляла менее 10%, сейчас приближается к 100%. Препараты подбирают индивидуально, с учетом генотипа вируса. Чаще всего у нас встречается генотипы 1b (в Москве — 50,6% больных) и 3a (35%). Раньше первый генотип считался наиболее трудноизлечимым, сегодня справиться с ним помогают новые лекарства. Два из них зарегистрированы в прошлом году, еще одно — в этом, следующие ожидаются в 2015 году. Новые схемы позволят излечивать болезнь быстрее, и у большинства — за 3–6 месяцев, а не 1–1,5 года, как раньше. Однако курс лечения оценивается порой в несколько миллионов рублей. И лечение для пациентов — платное. В стационарах лекарства можно получить бесплатно (и то не всегда), но после выписки придется оплачивать терапию самим, то есть покупать назначенные врачом препараты. А врачи нередко назначают им «пустышки». «Позор, но людям с гепатитом С у нас нередко выписывают гепатопротекторы, обладающие единственным действием — обогащать карман производителей. Это глобальное шарлатанство! Многие из них нигде, кроме РФ, не продаются. В прошлом году гепатопротекторов в России продано на 12,9 млрд руб., а эффективных противовирусных препаратов — на 2,9 млрд», — возмущается доктор Богомолов.

Принимая гепатопротекторы, пациенты с гепатитом С только теряют время. Чем дальше зашла болезнь, тем дороже ее лечить. «Если лечение гепатита С противовирусными препаратами стоит от $500 до $15 тыс. в год, то на стадии цирроза печени — уже около $30 тыс., а трансплантация печени многократно дороже — от $120 тыс. только за операцию плюс пожизненная иммуносупрессия», — подсчитал Богомолов.

Еще один важный момент — лечиться нужно далеко не всем людям с гепатитом С! «По статистике, примерно у 80% пациентов с гепатитом С никогда не сформируется цирроз или рак печени, и они будут жить до старости, но у 20% будет цирроз печени. Наша задача — выявить и вылечить в первую очередь эти 20%, — рассказывает Богомолов. — Не требуется особых рекомендаций по образу жизни для пациентов с гепатитом С. Тем более каких-либо ограничений физических нагрузок. Никаких диет при заболеваниях печени не существует. Конечно, если помимо гепатита С нет других болезней, при которых требуется диета. Разве что снижение веса позитивно влияет на течение болезни. Даже алкоголь в малых дозах не противопоказан. И от кофе не надо отказываться — но это должен быть настоящий кофе, а не «пыль бразильских дорог».

В Подмосковье, как отмечает Богомолов, проблема с финансированием лечения пациентов с гепатитом С решена за счет средств ОМС (с начала года на противовирусное лечение в учреждения здравоохранения Московской области направлено 858 пациентов). Тем временем защитники пациентов добиваются бесплатного лечения для всех больных гепатитом С.

— То, что люди болеют гепатитом, — проблема государства, и лечить больных оно обязано бесплатно, — считает Никита Коваленко, активист пациентской организации «Вместе против гепатита».

Никита уверен и в том, что россиян нужно массово обследовать на все вирусные гепатиты: «В прошлом году мы провели акцию по бесплатному тестированию в Москве. И среди обследованных больных гепатитом С оказалось 7%. В то же время исследование осведомленности показало, что 86% респондентов имеют слабое представление о гепатите С. А знать — должны. Потому что это может коснуться каждого из нас».

Заголовок в газете: «Ласковый убийца» грозит каждому
Опубликован в газете «Московский комсомолец» №26576 от 19 июля 2014

Ссылка на основную публикацию