Почему россиянам нужно запретить платить за лечение гепатита С

В мире это бремя даже в бедных странах все чаще берет на себя государство

Мир прощается с вирусным гепатитом. Важная новость прозвучала на международном конгрессе по заболеваниям печени 2019 — крупнейшей конференции, организованной Европейской ассоциацией по изучению печени (EASL).

Как известно, цель полностью уничтожить вирусные гепатиты к 2030 году была поставлена Всемирной организацией здравоохранения (ВОЗ). Утопия? По мнению гепатологов, при стремительном развитии фармацевтики и правильно организованной медпомощи цель вполне реальна. И уже достигается в целом ряде стран, где смогли сделать доступными для всех пациентов как лечение самыми современными препаратами, так и профилактику. Благодаря которой, например, только доля малышей до пяти лет (!), инфицированных гепатитом B (от матерей) уменьшилось почти вдвое — с 1,3 процента (в 2015 году) до 0,8 процента в 2017 году.

С помощью прививки, напоминают врачи, пока еще можно защититься только от гепатита В. От гепатита С прививок нет, зато эту разновидность смертельного заболевания современная медицина научилась вылечивать полностью, как говорится, под ключ. И это стало настоящим прорывом. (Много ли есть в мире хронических недугов, которые сегодня реально вылечить полностью, а не до состояния некой «ремиссии»?).

Но самостоятельно покупать пусть эффективные, но весьма недешевые препараты от гепатита многим пациентам просто не по карману — и они часто отказываются от лечения, несмотря на риски. Особенно в развивающихся странах (по статистике 62 процента всех людей с гепатитом С сегодня живут именно там). В таких случаях на помощь приходят международные организации и государство, создавая собственные, национальные программы против гепатита. Так к концу 2017 года, по данным, собранным ВОЗ и Центром анализа заболеваний (the Center for Disease Analysis) почти 5 миллионов человек в мире прошли лечение противовирусными препаратами прямого действия. Благодаря Программе развития ООН были снижены цены для развивающихся стран, закупающих пангенотипные (т.е. единые для всех разновидностей вируса — ред.) препараты для лечения гепатита С.

В целом Стратегию, которая должна избавить мир от смертоносной инфекции, подписали уже 194 страны, включая Россию. Правда, среди 124 стран из этого списка, где есть свой, национальный план борьбы с гепатитом (разрабатывается или уже разработан) нашей страны все еще нет.

По данным экспертов, пока только 58 процентов стран выделили дополнительные средства для решения проблем вирусных гепатитов. Хотя хорошо известно, что

пациенты с гепатитом С имеют высокий риск преждевременной смерти уже в возрасте 40−50 лет от таких осложнений как цирроз и рак печени, и этот риск с помощью своевременного лечения вполне реально предотвратить.

Подсчитано, что из-за гепатита С государство также теряет огромные суммы от затрат на госпитализацию, на трансплантацию печени, на выплаты по нетрудоспособности. В то же время, при увеличении государственных расходов они вернутся уже к 2030 году (как минимум) снижением смертности примерно на 5% и увеличение продолжительности здоровой жизни почти на 10% .

Как же сделать, чтобы вирусные гепатиты навсегда исчезли из нашей жизни?

«Прежде всего не надо заставлять пациентов платить. — Уверен Хоми Разави, основатель и исполнительный директор фонда „Центр по анализу болезней“ (Center for Disease Analysis Foundation (CDAF) — Необходимо составить национальный поэтапный план элиминации (полного уничтожения вируса — ред.). Я встречался с представителями разных регионов России, и понимаю, что есть более богатые и более бедные регионы. Но мне кажется странным, что в таких странах, как Казахстан, Грузия, как Камерун, Эфиопия и Гана разработаны свои общенациональные стратегии по элиминации вирусных гепатитов, а в России подобной стратегии пока нет».

Несколько лет назад абсолютным лидером по распространенности гепатита С в мире был Египет. И всего за один год в этой стране смогли реализовать программу скрининга, по которой обследование на гепатит С прошли 27 миллионов человек — около трети населения. 500 тысяч египтян получили бесплатное лечение.

По мнению Хоми Разави, полностью искоренить вирусные гепатиты к 2030 году вероятнее всего смогут как раз те страны, где уже есть собственные стратегии по борьбе с ними. Такие как Египет, как Австралия, выделившая на борьбу с гепатитами 1 миллиард долларов (на ближайшие пять лет), Великобритания, Исландия, Грузия. «Я думаю, что у России хорошие возможности для элиминации вирусного гепатита С из-за исторически налаженной системы инфекционного контроля со времен Советского Союза», — говорит исследователь.

Специалисты фонда «Центр по анализу болезней» уже в течение нескольких лет сотрудничают с коллегами из почти 90 странами, помогая как в оценке масштабов заболевания, так и в разработке стратегий. В том числе, по словам Хоми Разави, они в течение 3 лет работали совместно с российскими инфекционистами и гастроэнтерологами. Один из первых вопросов, на который было необходимо найти ответ — сколько людей инфицированы гепатитом С в России? Оказалось, что точных данных на этот счет просто нет. Неофициальные цифры, к которым склоняются российские специалисты — это 4,2 миллионов случаев гепатита. Однако по мнению Минздрава РФ эта цифра не превышает 2,5 миллионов. Существует еще регистр Центра по мониторингу за вирусными гепатитами Роспотребнадзора, по данным которого у 1,7 миллионов россиян выявлены антитела к гепатиту С. И около 18 тысяч человек уже получили лечение.

«Количество пролеченных пациентов по России заметно увеличилось, особенно за последний год. Сдвиг происходит в правильную сторону. Увеличивается количество больных, пролеченных безинтерфероновыми режимами, что более безопасно и намного более эффективно» — комментирует главный инфекционист Челябинской области Ольга Сагалова. Но чтобы понимать, сколько человек реально нуждаются в помощи, видеть картину в целом — нужен федеральный регистр, в котором будет учтен каждый пациент и его история болезни. В том, что он необходим, уверены практически все инфекционисты.

«Многие регионы на добровольной основе ведут свои регистры — государство лишь принимает их к сведению, как приблизительную оценку. Но если будет приказ Минздрава и ведение регистра станет обязательным — отношение тут же изменится, как к ВИЧ-инфекции, например, к которой у нас в стране относятся очень серьезно — говорит главный внештатный специалист по проблемам диагностики и лечения ВИЧ-инфекции Минздрава Самарской области Елена Стребкова. — Мы будем знать точное число пациентов, и эти цифры уже нельзя будет не учитывать. А значит, появится дорожная карта, которая позволит методично пролечивать гораздо большее количество людей.»

Регистр поможет избежать ситуацию, при которой пациенты нередко не доходят до врачей просто потому, что так и не узнали о поставленном им диагнозе (например, при обследовании перед госпитализацией). Им о нем … не сообщили! Как такое случается? Очень просто. Допустим, пациент попадает по экстренным показаниям в хирургию с аппендицитом. У него берут все положенные анализы, но ждать почти неделю результатов возможности нет. Пациенту делают срочную операцию, еще через четыре-пять дней его выписывают (анализа еще нет). Когда же приходит результат и он положительный, пациенту об этом уже могут и не сообщить.

Такие же истории могут происходить и с диагностикой ВИЧ. Хотя, по словам Елены Стребковой, наше государство нацелено в большей степени именно на лечение ВИЧ, которое длится пожизненно. Так сложилось, что в нашем обществе ВИЧ боятся гораздо больше гепатитов, хотя сегодня смертность от них уже выше. Да и лечится гепатит С всего два или три месяца, в зависимости от схемы.

Средняя стоимость курса лечения гепатита С сегодня — около миллиона рублей. Для многих сумма непосильная, особенно в регионах. Вылечиться же за счет регионального бюджета или по программе ОМС — все равно что поймать в руки жар-птицу. В регионах, по признанию самих врачей, удается добиться лечения за госсчет от 50 до 200 пациентов в год — и это в самом лучшем случае. В то время как, по некоторым данным, выявляется почти 40 тысяч новых пациентов ежегодно. В такой ситуации самая сложная задача — выбрать те категории пациентов, кому помощь должна быть оказана в первую очередь.

По мнению Хоми Разави, прежде всего надо обратить внимание на тех пациентов, которые регулярно посещают больницы: это больные гемофилией, люди после трансплантации органов, с хронической болезнью почек, пациенты с онкологическими заболеваниями. И конечно дети. «Например, в Египте наше исследование показало, что распространенность гепатита С среди детей с онкологическими заболеваниями до химиотерапии составляло 0,5%, а после — 10%».

В России, по независимо

й оценке, основанной на использовании математических моделей, больны хроническим гепатитом С около 100 тысяч детей. (Это 4−5-е место в мире).

«Выбрать тех, кому предоставить лечение в первую очередь, всегда не просто, — рассказал сопредседатель Всероссийского союза пациентских организаций, президент Всероссийского общества гемофилии Юрий Жулев. — В свое время, когда стоял вопрос о том, кого первыми обеспечивать факторами свертываемости крови, мы выбрали детей. И благодаря этому выросло поколение людей с гемофилией без тех тяжелых осложнений, с которыми столкнулись мы. Так же и с гепатитом С. Прежде всего, мы должны вырастить здоровое поколение. Кроме того, важно подумать о людях, которым инфекция наносит самый большой вред. Среди них, пациенты с продвинутой стадией болезни, а также те, у которых вирус гепатита С сильно ухудшает прогнозы по основному хроническому заболеванию».

Чаще всего в России дети заражаются гепатитом С в медицинских учреждениях и от матерей. У подростков и взрослых людей факторы риска практически совпадают: это пирсинг и нанесение татуировок, маникюр и педикюр в сомнительных салонах, где используется не качественно стерилизованные инструменты или нестерильная краска (для татуировок), половой путь передачи и наркомания.

«В Московской области мы обсуждаем программу профилактики и лечения вирусных гепатитов у детей, создание детского Гепатологического центра. подчеркнула доктор медицинских наук, профессор, главный внештатный педиатр Московской области Нисо Одинаева. — Безусловно, для внедрения нового подхода к лечению требуется некоторое время. Однако завершение эры интерферонов с тяжелыми побочными эффектами и низкой эффективность, и начало безинтерфероновой эры лечения гепатита С у подростков позволяют нам убедиться в реальности выполнения цели ВОЗ по элиминации вирусных гепатитов».

Важно

У пациентов с гепатитом С в 3 раза выше риск заболеть диабетом второго типа, в несколько раз повышается риск заболеть атеросклерозом, некоторыми злокачественными опухолями — например лимфотической системы, опухолями головы и шеи. В то время как своевременное лечение предотвращает не только развитие осложнений самого гепатита С (цирроз и рак печени), но и является профилактикой для целого ряда сложных заболеваний.

Читать еще:  ГЕПАТИТЫ ТАЙНЫЕ И ЯВНЫЕ, Наука и жизнь

Гепатит в России: проблемы и решения

Разделить большое бремя вирусных гепатитов на малые части и сложить картину мира без вирусных гепатитов из «пазлов» победы над инфекцией в отдельных группах пациентов. Это самый эффективный путь к выполнению глобальной задачи Всемирной организации здравоохранения — элиминировать вирусные гепатиты. Сейчас лечение получают в первую очередь самые уязвимые группы пациентов. В основном, это люди с циррозом печени. Но важно не забывать и о сложных пациентах, зараженных в медицинских условиях. Об этом ведущие эксперты говорили на пресс-конференции в начале апреля в Москве.

Эксперты сошлись во мнении, что надо уделять особое внимание лечению детей, тем более что впервые появилась возможность безинтерфероновой терапии гепатита С у подростков старше 12 лет.

Не многие регионы могут позволить себе масштабные программы лечения вирусных гепатитов. В Москве ежегодно от гепатита С лечат год от года всё большее количество пациентов. В других регионах с трудом удается добиться лечения 50-200 пациентов в год. И это лучшие примеры.

Марина Русанова, к.м.н, врач-инфекционист высшей категории, заведующая дневным стационаром Центра по лечению хронических вирусных гепатитов ГБУЗ «Инфекционная клиническая больница № 1 Департамента здравоохранения города Москвы» сообщила на пресс-конференции: «Очень важно, чтобы каждый житель Москвы с хроническим вирусным гепатитом был направлен в наш центр, и прошел полное обследование. Наша задача — расставить приоритеты, кому в первую очередь назначать терапию, и грамотно подобрать схему лечения, чтобы мы могли пролечить как можно больше пациентов. Каждый год терапию гепатита С получают всё больше больных в рамках региональных и государственных программ: в 2016 году было пролечено 1900 человек, в 2017 году – уже 2676, и в 2018 году – 3695 пациентов».

Самая сложная задача – выбрать, кому в первую очередь оказать помощь, когда средств на лечение всех нуждающихся не хватает.

«Выбрать тех, кому предоставить в первую очередь лечение, а кому подождать, всегда не просто, – рассказал Юрий Жулев, сопредседатель Всероссийского союза пациентских организаций, президент Всероссийского общества гемофилии. – В свое время, когда стоял вопрос о том, кого, прежде всего, обеспечивать факторами свертываемости крови, мы выбрали детей. И благодаря этому выросло поколение людей с гемофилией без тех тяжелых осложнений, с которыми столкнулись мы. Так же и с гепатитом С. Прежде всего, мы должны вырастить здоровое поколение. Кроме того, важно подумать о людях, которым инфекция наносит самый большой вред. Среди них, пациенты с продвинутой стадией болезни, а также те, у которых вирус гепатита С сильно ухудшает прогнозы по основному хроническому заболеванию. Это пациенты с гемофилией, хронической болезнью почек, ВИЧ и другими заболеваниями. Общество гемофилии в 2018 году уже сделало «первый шаг» к элиминации — всероссийское обследование для подтверждения хронического гепатита С и генотипа вируса».

В России гепатит С значительно более распространен среди детей и подростков, чем в странах Европы и США. Порядка 13,2 миллионов детей в возрасте от 1 до 15 лет болеют хроническим вирусным гепатитом С в мире [i] . В России, по данным Референс-центра по мониторингу за вирусными гепатитами, почти 17 тысяч детей в возрасте до 17 лет инфицированы гепатитом С[ii].

«Появление возможности остановить распространение социально-значимой инфекции, приводящей к хроническим заболеваниям и ложащейся серьезным бременем на систему здравоохранения, это хороший шанс внести значимый вклад в охрану здоровья детей и подростков, – подчеркнула Нисо Одинаева, д.м.н, профессор, главный внештатный педиатр Московской области. Сейчас есть ряд сложностей, которые необходимо преодолеть, такие как отсутствие КСГ для детей, а также сложности с диагностикой и маршрутизацией. В Московской области мы обсуждаем программу профилактики и лечения вирусных гепатитов в детской популяции, создание детского Гепатологического центра. Безусловно, для внедрения нового подхода к лечению требуется некоторое время. Однако завершение эры интерферонов с тяжелыми побочными эффектами и низкой эффективность, и начало безинтерфероновой эры лечения гепатита С у подростков позволяют нам убедиться в реальности выполнения цели ВОЗ по элиминации вирусных гепатитов».

Чаще всего российские дети заражаются гепатитом С в медицинских учреждениях и от матерей. Для подростков так же, как и для взрослых актуальными являются такие факторы риска, как пирсинг и нанесение татуировок, маникюр и педикюр, если при этих манипуляциях используется недостаточно качественно стерилизованный инструментарий или нестерильная краска (для татуировок).

«Гепатит С — актуальная проблема здравоохранения, что связано с практически повсеместным распространением данной инфекции, – подчеркнула Татьяна Строкова, д.м.н., проф. РАН, заведующая отделением педиатрической гастроэнтерологии, гепатологии и диетологии ФГБУН «ФИЦ питания и биотехнологии». – В последние годы значительно увеличилось количество пациентов, инфицированных от матерей, больных хроническим гепатитом С. В целом заболевание характеризуется медленным прогрессированием и формированием грозных внепеченочных проявлений болезни, что ухудшает прогноз и качество жизни пациентов. Все это требует своевременной диагностики и назначения противовирусной терапии, что позволит снизить риск прогрессирования заболевания, включая развитие цирроза и рака печени, а также внепеченочных проявлений (эндокринных, сердечно-сосудистых, аутоимунных и онкологических заболеваний). Из-за увеличения периода инфицирования эти осложнения могут проявляться уже в молодом возрасте. В связи с этим необходимо введение в рамках диспансеризации детей обследования на маркеры вирусного гепатита С, а при необходимости проведения ПЦР диагностики для определения показаний к проведению противовирусной терапии».

Проблема лечения гепатита С у детей и подростков дольше всего оставалась не решенной. В то время, когда количество современных, эффективных и безопасных опций для лечения хронического гепатита у взрослых постоянно расширялось, детские специалисты могли использовать только интерфероновые схемы терапии. В некоторых случаях они спасали детские жизни, когда болезнь начинала активно развиваться. Но назначались с осторожностью и только в случаях ухудшений. И, увы, далеко не всегда помогали.

В 2019 году ситуация в России изменилась. Теперь подросткам в возрасте от 12 лет также доступно эффективное и безопасное лечение хронического гепатита С.

«Фраза «дорогу осилит идущий» уже изрядно навязла в зубах, однако, она не теряет своей актуальности: чтобы решить какую-то задачу, нужно начать ее решать, – отметил Коваленко Никита, председатель правления МОО «Вместе против гепатита». – Это касается и проблемы хронических вирусных гепатитов. В ситуации, когда медицина способна вылечить каждого больного хроническим вирусным гепатитом С, отсутствие в регионе долгосрочной стратегии и программы по лечению гепатитов выглядит как пренебрежение нуждами жителей региона. К сожалению, мы не боги и нам не доступны ресурсы Геракла, чтобы очистить Авгиевы конюшни гепатита. Значит, будем действовать, как целеустремленные люди – капля камень точит!»

[i] Indolfi G, Hierro L, Dezsofi A, et al. Treatment of Chronic Hepatitis C Virus Infection in Children: A Position Paper by the Hepatology Committee of European Society of Paediatric Gastroenterology, Hepatology and Nutrition. J Pediatr Gastroenterol Nutr. 2018;66(3):505-515.

[ii] Федеральная служба по надзору в сфере защиты прав потребителей и благополучия человека РФ (Роспотребнадзор). Инфекционная заболеваемость в Российской Федерации за 2016-2017 г.г.: информационный сборник статистических и информационных материалов.

Почему в России гепатит С до сих пор считают неизлечимой болезнью?

В Европе лечение одного из самых коварных заболеваний XXI века — гепатита С уже готовы доверить медсестрам. В России же его до сих пор считают неизлечимым, а сколько человек им больны, не могут и посчитать. С чем связаны такие контрасты, выяснял «Огонек».

Елена Кудрявцева, Вена — Москва

На мониторе печень похожа на поверхность неизвестной планеты с кратерами, впадинами и карьерами. «Чем ровнее и однороднее эта поверхность, тем лучше состояние этого органа»,— объясняет врач, показывая на экран. На Международном конгрессе по изучению заболеваний печени (EASL) в Вене перед началом заседания каждый мог за 10–15 минут оценить состояние своей печени с помощью эластометрии — современного метода исследования. Примерно столько же занимает сегодня и анализ на гепатит С — это одно из самых коварных инфекционных заболеваний, разрушающих печень. Теперь появился шанс победить его навсегда.

На конгрессе медики подводили итоги работы последних трех лет. Дело в том, что в 2016 году ВОЗ объявила о программе искоренения гепатитов в мире к 2030 году — в ответ на появление универсальных лекарств, которые могут навсегда уничтожать вирус в организме. Это вызывало настоящий переворот в здравоохранении многих стран мира.

В итоге болезнь, которая еще несколько лет назад считалась неизлечимой, перешла в разряд рутинных: сегодня на Западе гепатит лечат врачи общей практики, семейные доктора и даже медсестры. На конгрессе EASL прозвучало: основная проблема для Европы теперь… разыскать больных. Волонтеры ездят по тюрьмам, неблагополучным районам и лагерям мигрантов, чтобы убедить тамошних обитателей сдать анализ на гепатит. Словом, выполнение поставленной ВОЗ задачи по полному искоренению вирусного гепатита к 2030-му вполне реально.

— Эксперты из Европы рассказывали уже не только о революционных изменениях в лечении гепатита С, но и о реальной работе по элиминации (искоренению вируса.— «О» ) гепатита С в обществе,— поделилась после конференции главный специалист инфекционист Министерства здравоохранения Челябинской области Ольга Сагалова.— В Европе вопросы лечебного характера уже решены, и теперь они занимаются проблемами общественного здравоохранения.

А вот в России так вопрос, к сожалению, не стоит. Современное лечение, о котором говорили на конгрессе, у нас получают не больше 10 тысяч пациентов в год. А всего, по очень приблизительным оценкам медицинского сообщества, в РФ гепатитом С больны 4,2 млн человек (по статистике Минздрава — в два раза меньше). При таких темпах мы искореним вирус через несколько десятков лет.

— России нужен национальный поэтапный план элиминации гепатита,— говорит «Огоньку» основатель и исполнительный директор Центра по анализу болезней (CDAF) Хоми Разави.— Сегодня национальные стратегии по элиминации вирусных гепатитов работают в 124 странах, включая Казахстан, Грузию, Камерун, Эфиопию, Гану. Странно, что в такой большой стране, как Россия, подобного документа до сих пор нет.

CDAF уже много лет работает над тем, чтобы ускорить искоренение гепатитов В и С. Эксперты изучают эпидемиологические данные заболевания во всем мире, моделируют экономический эффект от принятых мер и разрабатывают стратегии, чтобы лечение могло получить максимальное количество людей. Три года центр работал совместно с российскими инфекционистами и гастроэнтерологами.

Читать еще:  Кал при гепатите: цвет у взрослых и детей 2019

Как борются с гепатитом в мире и России

— Мы поделились с российским Минздравом мировым опытом, предоставили все необходимые документы и рекомендации,— продолжает профессор Разави,— остается принять все это в работу. Тем более что в России, по сравнению с многими странами, очень хорошие возможности для искоренения вирусного гепатита благодаря хорошей системе инфекционного контроля, налаженного во времена СССР, и большого количества высококвалифицированных специалистов.

По мнению экспертов CDAF, полностью искоренить вирусные гепатиты к 2030 году, вероятнее всего, смогут как раз те страны, где уже есть собственные стратегии по борьбе с болезнью.

— Думаю, этого добьется Испания, Австрия, Австралия, Великобритания и Исландия (там с инфекцией проще бороться из-за островного положения), а также Казахстан, Киргизия и Грузия благодаря широкому применению дженериков. Возможно, что в их число войдет и Египет, который недавно был абсолютным лидером по скорости распространения гепатита С. Но, приняв национальный план борьбы с гепатитом, они сделали анализ на гепатит 27 млн граждан и пролечили 500 тысяч человек.

На вопрос, во сколько сегодня стране обходится искоренение вируса «под ключ», Хоми Разави отвечает, что все зависит от переговоров страны с компаниями — поставщиками препаратов. Цена лекарства во многом зависит от количества пациентов. Например, в Египте из-за большого объема она оказалась низкой, а в Австралии — баснословно дорогой. На искоренение вируса там потрачен 1 млрд долларов. РФ же пока готова закупать современные препараты практически штучно.

Невидим и очень опасен

По данным ВОЗ, в мире от гепатита С страдают более 71 млн человек и при этом заражаются почти 2 млн каждый год. К сожалению, от болезни не застрахован никто: зачастую заражение происходит через маникюрные принадлежности в салонах красоты, у зубного врача, в тату-салонах, при медицинских манипуляциях. Долгое время болезнь развивается практически бессимптомно — вялость, тревожность и разбитость многие пациенты месяцами списывают на стресс. Более выраженные симптомы появляются, только когда начинает разрушаться печень. По оценкам экспертов, к 2020-му у миллиона человек, живущих сегодня с гепатитом С, разовьется цирроз печени.

Тогда переливание крови и другие медицинские манипуляции проводили без учета возможной передачи вируса, и, по статистике, вероятность заражения у них в пять раз выше, чем у людей другого возраста.

Искоренение гепатита С к 2030 году, о котором говорят в ВОЗ, задача не только амбициозная, но и трудоемкая. Ту же корь, например, искореняли ни одно десятилетие: в СССР курс на полную победу взяли в 1967-м, когда была введена массовая вакцинация (до этого корью болел почти каждый советский ребенок), а сертификат о том, что в стране действительно истреблена корь, получала уже Россия — лишь в 2002-м. Почему? Нужно было предоставить данные, что в стране на миллион человек встречается один заболевший. Правда, спустя всего четыре года во вполне благополучных Франции и Германии вновь начались вспышки кори… но это, как говорится, другая история.

Основным механизмом элиминации кори стала эффективная вакцина. Вирус гепатита С чрезвычайно изменчив и подвержен мутациям, поэтому о вакцине говорить не приходится. Но ученые придумали, как его побороть. Для этого понадобились четверть века и миллионные вложения в фарминдустрию. В итоге гепатит С должен стать первым в мире вирусным заболеванием, которое собираются победить без вакцины.

Так вполне жизнерадостно выглядит вирус гепатита С

Фото: Science Photo Library / EAST NEWS

Вирус гепатита С был обнаружен недавно — в 1989 году. Сначала ученые выяснили, что этот странный вирус отличается от известных на тот момент типов А и В, но точно определить его принадлежность не могли. И поэтому в научной литературе его долго называли «Ни А ни В». Проанализировав геном, ученые выяснили «родословную» микроорганизма: вирус — ближайший родственник передаваемому комарами вирусу желтой лихорадки, а также вирусам японского и клещевого энцефалитов.

Искать оружие для победы над этим врагом начали сразу, но оказалось, что есть две принципиальные сложности: во-первых, вирус не хотел размножаться в неволе, то есть его было чрезвычайно сложно культивировать в пробирке, и во-вторых, гепатитом С не удалось заразить традиционных для исследований мелких животных. Единственное животное, восприимчивое к вирусу,— шимпанзе, на котором опыты не проводят из-за целого ряда сложностей.

Скоро оказалось, что у гепатита С есть еще ряд особенностей. Например, он прекрасно маскируется и быстро мутирует. Сегодня известны целых шесть генотипов (разновидностей) вируса, которые нужно лечить разными препаратами, поэтому для подбора лечения в идеале нужен дорогостоящий молекулярный анализ.

Для лечения гепатита С почти два десятилетия медики использовали особую схему с применением интерферона с рибавирином — она считалось «золотым стандартом». Интерферон — особый белок, который организм использует для борьбы с вирусами, поэтому целый год лечения человек жил, испытывая состояние как при сильном гриппе с ломотой во всем теле, ознобом и головными болями. Не удивительно, что многие бросали лечение на полпути.

Но постепенно ученые исследовали особенности вируса и создали лекарства, которые воздействовали непосредственно на белки и рецепторы, необходимые для его размножения. Первые лекарства нового поколения появились в 2011-м и сразу повысили эффективность лечения с 40–50 процентов при лечении интерфероном до 68–75 процентов. Но и количество побочных эффектов выросло — пациентам грозили даже такие осложнения, как инсульты и потеря зрения, так что препараты запретили.

Новое поколение антивирусных лекарств, более безопасных, предназначалось для разных генотипов вируса гепатита С, появилось в 2013 году. Теперь нужно было методом проб комбинировать несколько лекарств, чтобы подобрать для пациента действенную схему лечения. Настоящая же революция в фармакологии произошла недавно: в 2017-м на рынке появились так называемые комбинированные пангенотипные препараты, которые помогают большинству пациентов навсегда избавиться от вируса всего за восемь недель и подходят для самых сложных категорий пациентов, включая тех, кто прошел лечение прямыми противовирусными препаратами и не добился результата. Именно это сделало возможным избавление мира от гепатита С к 2030 году.

Отложить смерть на завтра

На фоне серьезных успехов по искоренению гепатита С успехи российского здравоохранения выглядят скромно. По мнению руководителя центра по мониторингу за вирусными гепатитами Роспотребнадзора Владимира Чуланова, из пациентов, которые стоят на учете, лечение получают всего около 5 процентов больных гепатитом С. Кроме того, у нас до сих пор остаются проблемы с диагностикой, например анализ, который позволяет выяснить, какой именно разновидностью гепатита С болеет человек, приходится делать за свой счет, так же как и оценку стадии фиброза печени.

— Очень важно, что в России тоже появился современный пангенотипный препарат, который позволяет лечить пациентов там, где есть проблема с молекулярной диагностикой,— рассказывает Ольга Сагалова из Челябинской области (это регион, который первым полностью отказался от лечения устаревшими лекарствами).— В целом, наблюдая за информацией о закупке препаратов, мы видим, что в России наметился сдвиг в пользу отказа от интерфероновых схем. Хотя по-прежнему в ряде регионов используют интерфероны.

Как устроен новый метод лечения ВИЧ

По словам экспертов, это связано с отсутствием средств и плохим управлением региональными бюджетами. Так, лечение гепатитов финансируется в рамках ОМС или за счет средств регионов, а те, в свою очередь, не всегда считают целесообразным тратиться на дорогостоящие препараты, которые не входят в список жизненно необходимых.

В среднем стоимость современного лечения гепатита курсом в 8 недель в России составляет примерно 400–600 тысяч рублей. А интерферонами — 50 тысяч в месяц (хотя лечиться нужно в течение года, и еще тратить большие средства на устранение побочных эффектов). В прошлом году новые препараты прямого действия закупались в 31 субъекте РФ. А в 34 регионах закупался интерферон. То есть почти в половине регионов врачи вынужденно назначают устаревшее лечение, от которого пациенты зачастую отказываются и покупают в интернете индийские и египетские дженерики.

В результате, по данным общественной организации «Коалиция по готовности к лечению», в 2018 году лечение гепатита С в России за счет бюджета получают лишь 1,5 процента пациентов — это в 13 раз меньше того количества, которое необходимо для остановки распространения заболевания.

Исправить ситуацию мог бы национальный план по борьбе с гепатитами. По словам Ольги Сагаловой, для этого нужно понимать реальные масштабы проблемы, знать точную статистику пациентов, которой нигде нет. А пока основная финансовая нагрузка лежит на регионах и Фонде ОМС, и все выделяемые средства уходят главным образом на больных с тяжелой стадией заболевания печени, которые могут умереть в ближайшие годы.

— Как только появится регистр, мы будем знать точное количество заболевших, а следующим шагом будет создание системы федеральных закупок на противовирусные препараты,— поясняет главный внештатный специалист по проблемам диагностики и лечения ВИЧ-инфекции Минздрава Самарской области Елена Стребкова.— Это будут достаточно большие цифры, но, с другой стороны, в отличие от того же ВИЧ, гепатит С сегодня — болезнь излечимая, и государству не нужно будет выделять эти деньги пожизненно. Почему-то у многих российских чиновников и даже врачей до сих пор остается понимание, что гепатит неизлечим или что вылечить его очень трудно. А мы видим: сегодня есть стопроцентно эффективные схемы лечения.

Вывести на свет

На Международном конгрессе по изучению заболеваний печени говорили о новом прорыве в лечение гепатита C: препаратах, которыми можно лечить детей с 12 лет. Если человек заболел в раннем возрасте, то уже к 30 годам у него может развиться цирроз печени, поэтому лечить детей нужно как можно раньше.

Чаще всего дети заражаются гепатитом С в медицинских учреждениях и от матерей. Подростки могут заразиться, употребляя наркотики, при нанесении татуировок, в салонах пирсинга и так далее. На днях Санкт-Петербург объявил о первой в России программе полного искоренения гепатита С среди подростков — для этого в 2020-м будут закуплены новейшие препараты.

Эксперты считают эту инициативу важнейшей, потому что если страна не может вылечить все население, нужно начинать с отдельных групп. А как быть остальным? Врачи советуют: не дожидаясь государственных программ, сделать анализ на гепатит С — в рамках ОМС это можно сделать бесплатно.

— Нам нужно сделать гепатит С такой же социально значимой болезнью, как ВИЧ,— говорит Елена Стребкова.— Все боятся заболеть СПИДом, хотя от гепатита С сегодня умирает больше людей.

Читать еще:  Вакцинация против гепатита В

Эксперты вспоминают, что несколько лет назад в Венгрии по центральному телевидению в прайм-тайм начали крутить простенький ролик: девушка лежит в ванной с лепестками роз, а через секунду там в той же позе лежит скелет. Надпись гласила: гепатит С убивает, проверься. Это вызвало небывалый всплеск самосознания у граждан — количество анализов выросло в разы, что позволило говорить о перспективах искоренения гепатита. В России, уверяют эксперты, нужно начинать с чего-то похожего.

Названы регионы-лидеры по числу больных вирусным гепатитом

Чукотский автономный округ стал регионом с самим высоким числом пациентов с вирусным гепатитом в России, говорится в статистике, подготовленной Минздравом.

Так, на конец 2018 года в этом регионе уровень заболеваемости составил 3546,2 случая на 100 тыс. населения, пишет RT во вторник, 13 августа.

На втором месте Магаданская область с 2068,8 случая на 100 тыс. человек. Замыкает тройку лидеров Ямало-Ненецкий автономный округ (1863). Далее идут Якутия (1773,8) и Ханты-Мансийский автономный округ (1641,1).

Меньше всего заболевших проживает в Липецкой области — 50,6 на 100 тыс. населения, Калмыкии (147,4), Чечне (171,5), Дагестане (174,4) и Ингушетии (180,9).

По данным Минздрава, всего в 2018 году в России проживало 916 884 носителей вирусного гепатита, что на 24,1 тыс. больше, чем годом ранее.

В целом по стране уровень заболеваемости в 2018 году составил 624,2 случая на 100 тыс. населения, а в 2017 году — 607,9 случая.

Вирусный гепатит — это воспаление печени, вызываемое одним из пяти вирусов гепатита: A, B, C, D и E.

Ранее в июле в Роспотребнадзоре рассказали, что более 3,5 млн жителей России больны хроническим гепатитом С. Больше всего больных в возрастной группе 35–50 лет.

Статистика гепатита с в россии

Более подробно с абсолютными цифрами:

  • Регион Восточного Средиземноморья: 2,3% населения (15 миллионов)
  • Европейский регион: 1,5% населения (14 миллионов)
  • Регион Африки: 1% населения (11 миллионов
  • Регион стран Америки: 1% населения (7 миллионов)
  • Регион Западной части Тихого океана: 1% населения (14 миллионов)
  • Регион Юго-Восточной Азии: 0,5% населения (10 миллионов)

Прогноз и профилактика

По сообщениям ВОЗ, если в современном мире не принимать во внимание профилактику гепатита С, то к 2025 году число пациентов с циррозом печени, вызванным гепатитом, увеличится на 50%, а рак печени будет встречаться на 70% чаще. Более того, в дальнейшем смертность увеличится на 200%.
Доступ к лечению остается серьезной проблемой. Только 5-10% от общего числа всех инфицированных людей фактически используют какой-либо вариант лечения.
Около двух миллионов человек получили печальный статус пациентов в 2016 году. Анализ их положительного анализа крови на вирус. И это только официальная статистика. А сколько людей не знают своего статуса и имеют хроническую форму заболевания, даже не задумываясь о лечении!
Нынешняя мрачная ситуация заставляет всех членов мирового сообщества искать новые варианты и методы для решения этой насущной проблемы.
Правила вакцинации изменились в последние годы. Сейчас все дети проходят три этапа кампании вакцинации. К сожалению, бесплатная вакцина не всегда доступна. Огромные очереди в детских поликлиниках медленно продвигаются вперед. Родители, заинтересованные в здоровье ребенка, должны покупать очень дорогие вещества за свои деньги. У взрослых, чье детство прошло до введения современной процедуры вакцинации новорожденных, сегодня есть ряд проблем, связанных с гепатитом В. Ведь такое соотношение вирусов сегодня, к сожалению, не редкость.

Важность лечения гепатита сложно переоценить. Заболевание стоит в одном ряду с ВИЧ/СПИДом, малярией и туберкулезом. Актуальной задачей становится улучшение ситуации с диагностикой и лечением недуга. В мире вирусными гепатитами (A, B, C, D и E), по статистике, болеют 0,5 млрд людей. Наиболее распространенными причинами болезни печени являются употребление зараженных продуктов и жидкостей, контакт с образцами или кровью носителя, некачественно проведенные операции, проведенные инфицированными инструментами. Избежать заражения можно, узнав как можно больше информации о болезни. Малоизвестными и требующим внимания являются следующие факты о недуге: в некоторых случаях латентная фаза заболевания может длиться в течение 20-40 лет, носитель при этом не ощущает ухудшения здоровья; в 80% случаев болезнь приобретает хроническую форму; острая же форма нередко характеризуется симптомами: болью в области печени, тошнотой, рвотой, пожелтением глаз и кожи; типы В и С довольно часто протекают бессимптомно, человек узнает о заражении случайно или тогда, когда болезнь приобретает хроническую форму; Среди носителей ВГС большое число инъекционных наркоманов. Увеличение числа больных наблюдается и в России, однако официальная статистика при этом не ведется. По приблизительным данным, инфицированы более 2,8 млн россиян, носители ВГС от 5 до 7 млн. Болезнь включена в перечень социально значимых.

Сколько больных гепатитом в мире и статистика смертности?

Перед заболевшими и их близкими встает вопрос о продолжительности жизни с гепатитом С? Прогноз аналитиков не утешает. Спустя всего 10 лет численность людей, инфицированных гепатитом С, увеличится на 200%.

Врачебные эксперты единодушны во мнении, что при отсутствии комплексной терапии, спустя максимум 25 лет, инфицированный может получить цирроз печени или рак. Следует отметить, что, после проведения анализа современной обстановки в мире, ученые пришли к выводу, что шанс заболеть циррозом печени у людей после рубежа в 45 лет, составляет 30%. Страшно, что с гепатитом люди могут жить и не подозревать о том, что являются носителями инфекции. Более того, у таких людей в 5% случаев, смерть наступает от «естественных» причин, а не от отказа жизненно важных органов.

Но несмотря на такую статистику, не нужно опускать руки, необходимо лечиться и соблюдать все указания лечащего врача.

Эксперты: в России до сих пор нет программы по лечению гепатита

Пачка таблеток на месяц стоит около 10 тыс. рублей.

По данным Роспотребнадзора, в 2018 году в России заболеваемость гепатитом В составила 0,7 случая на 100 тыс. населения, а гепатитом С — 1,1 на 100 тыс. человек. Впервые установленных случаев хронических вирусных гепатитов зарегистрировано 61,9 тысячи.

Между тем реальное количество больных гепатитом в РФ никому неизвестно. И застраховаться на 100% от болезни не может никто.

Источники заражения

На сегодняшний день известно пять вирусов гепатита – A, B, C, D и E. Основными источниками инфекции гепатитов являются больные хроническими формами, носители вируса и больные острым гепатитом. Многие полагают, что гепатит – болезнь социально неблагополучных слоев населения. Но это далеко не так.

Вероятность заразиться существует при любых манипуляциях (как медицинских, так и не медицинских), связанных с повреждением кожи или слизистых оболочек.

«Наибольший риск инфицирования вирусами гепатитов В и C возникает при инъекционном введении наркотических средств. Также возможно при нанесении татуировок, пирсинге, ритуальных обрядах, проведении косметических, маникюрных, педикюрных и других процедур с использованием контаминированных вирусами гепатитов инструментов», — говорит руководитель Управления Роспотребнадзора по Омской области Александр Крига.

Кроме того, инфицирование возможно при медицинских процедурах и операциях: переливании крови или ее компонентов, пересадке органов или тканей, через медицинский или лабораторный инструмент, загрязненный вирусами гепатитов.

«Инфицирование вирусами гепатитов В, C может произойти при попадании крови и других биологических жидкостей, содержащих вирусы, на слизистые оболочки или раневую поверхность кожи, а также при передаче вируса от инфицированной матери новорожденному ребенку и половым путем», — поясняет эксперт.

Статистика по заболеваемости

В России статистика по заболеваемости вирусными гепатитами собирается с середины 90-х годов. По заболеваемости острым гепатитом мы находимся на уровне европейских стран. Наибольшую проблему для медицины в РФ представляют хронические гепатиты В и С.

По статистике, в 2018 году в РФ было выявлено около 62 тысяч новых случаев вирусных гепатитов. Чаще всего заболевания выявляются у людей в возрасте от 30 до 40 лет. Среди 20-30-летних частота регистрации снижается, а среди людей 40-50 лет, наоборот, растет.

По данным регионального Роспотребнадзора, на территории Омской области в 2018 году зарегистрировано 7 случаев острого вирусного гепатита В, показатель 0,36 на 100 тыс. населения, что ниже среднего многолетнего уровня (0,65 случая на 100). Омские специалисты отмечают снижение заболеваемости в 1,4 раза (в 2017 году зарегистрировано 10 новых случаев).

«В 2010-2018 годах случаи заболевания острым вирусным гепатитом В среди детей до 17 лет не регистрировались. Случаев внутрибольничного инфицирования ОГВ, ОГС также не было», — приводят данные эксперты.

Между тем ряд общественников полагают, что сегодня в РФ на самом деле нет никаких достоверных данных о путях заражения и числе заболевших. По мнению Ивана Варенцова, представителя фонда содействия защите здоровья и социальной справедливости имени Андрея Рылькова, число инфицированных гепатитом многократно превышает официальную статистику.

«В России потенциальное количество инфицированных людей может достигать около 6 млн. Тогда как у ВИЧ-инфекции официальное число — 1,2 млн человек. Нуждающихся в лечении – очень большое количество, тогда как бесплатного доступа к лечению нет: нет ни национальной программы, бюджет не выделяется практически», — говорит он.

Лечение и профилактика

В 2016 году Всемирная ассамблея здравоохранения одобрила глобальную стратегию по содействию странам в борьбе с вирусными гепатитами. По мнению экспертов Роспотребнадзора, на сегодняшний день РФ по отдельным показателям, к примеру, вакцинопрофилактике гепатита В достигла целевых показателей ВОЗ, но вот с лечением гепатитов ситуация не такая благополучная.

Особенность хронических гепатитов заключается в том, что заболевание зачастую протекает без симптомов и выявляется уже на стадии тяжелого поражения печени. Отсюда важность ранней диагностики и своевременность лечения.

Сегодня против гепатита С существуют препараты, которые способны в течение трехмесячного курса полностью излечить болезнь. Имеется эффективная терапия и для контроля за вирусом гепатита В.

Весь вопрос в доступности современных диагностических и лекарственных средств. К примеру, исследование на вирус гепатитов в Омске стоит до 1500 рублей, вакцинация от гепатита В – порядка 600 рублей, 30 таблеток противовирусного препарата для лечения гепатита — около 10 тыс. рублей. В то же время государственные программы обеспечения медикаментами и лечением очень ограничены. Выход из сложившейся ситуации эксперты видят в разработке национальной стратегии, в которой одной из ключевых составляющих должно быть доступное и эффективное лечение хронических гепатитов В и С.

Ссылка на основную публикацию